Армрестлинг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Армрестлинг » Новый форум » Политика еврейский вопрос. Статьи


Политика еврейский вопрос. Статьи

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Интересная литература

0

2

Протоколы сионских мудрецов

К ВОПРОСУ О ПОДЛИННОСТИ "СИОНСКИХ ПРОТОКОЛОВ":
"Одна из немногих крупных английских газет, оставшихся верными христианско-национальному знамени, "Morning Post" ("Утренняя почта" — Ред.), печатая исследование о „причинах мирового волнения" и разбирая "Сионские Протоколы", заканчивает статью, помещённую в номере от 27 октября 1921 года следующими словами: „Во всяком случае несомненно одно, что "Протоколы" могут служить хорошим практическим руководством, излагающим способы, которыми были разрушены и впредь могут быть разрушаемы великие Империи". ("Всемирный тайный заговор" ("La Conspiracio Mundial Oculta"), Буэнос-Айрес, 1955, с. 24.)
··· "26 июня 1933 года "Федерация Еврейских Общин в Швейцарии" и "Еврейская Община г. Берна" возбудили судебное дело против 5 членов "Швейцарского Национального Фронта", распространявших "Сионские Протоколы", добиваясь решения суда, что "Протоколы" — фальшивка и запрещения их публикации. Судебная процедура тянулась почти два года, причём было допущено много нарушений, давших основания для апелляционной жалобы. Так, например, в то время, как 16 свидетелей, выставленных истцами были все допрошены — из 40 свидетелей, выставленных обвиняемыми, было допущено к даче показаний только два свидетеля. Весь ход процесса стенографировали два лица, предоставленные в распоряжение суда истцами, а не официальный стенограф суда. — Решение было вынесено только 14 мая 1935 года. "Протоколы" были признаны фальшивкой, а их публикация в Швейцарии запрещена.
Обвиняемые это решение обжаловали в Швейцарский Апелляционный Суд. 1 ноября 1937 года этот суд полностью отменил решение, вынесенное первой инстанцией 14 мая 1935 года. Вся „мировая печать" широко оповестила о первом решении. Но о его отмене трудно найти где-либо хоть коротенькую заметку..." (Дикий А. И. "Русско-еврейский диалог", Нью-Йорк, 1970, с. 82-83.)
··· "Если бы даже, так называемые "Протоколы Сионских Мудрецов" были ничем иным, как литературной достопримечательностью, всё же они должны бы обладать магической притягательной силою, благодаря жуткому совершенству изложенной в них мировой программы. Однако, мнение, что они являются ничем иным, как литературным произведением, опровергается самим их содержанием; в них ясно сквозит притязание на истинное знание управления государством и через всё их содержание проходит нить, по которой можно определить их настоящий характер. В них, помимо планов будущего, содержится как всё то, что уже сделано, так и то, что намечается к исполнению в ближайшем будущем.
Нет ничего удивительного, что обозревая по ним современное состояние мира и общий ход событий, как он изложен в протоколах, интерес к ним, как литературной достопримечательности, уступает место напряжённому вниманию, которое в свою очередь переходит в изумление и даже ужас". (Форд Г. "Международное еврейство, М.: "Витязь", 1998, с. 118.)
Как бы однако дело ни обстояло, всё же перед нами лежит программа, с полным хладнокровием намечающая план, посредством которого народы должны быть материально и духовно уничтожены. И мы видим, как эта самая программа изо дня в день претворяется в действительность и при том, если даже не в целом, то в большей своей части под контролем одной расы". (Там же, с. 128.)
Протокол 1

Право в силе. Свобода - идея. Либерализм. Золото. Вера. Самоуправление. Деспотизм капитала. Внутренний враг. Толпа. Анархия. Политика и мораль. Право сильного. Необоримость масонско-еврейской власти. Цель оправдывает средства. Толпа - слепец. Политическая азбука. Партийные раздоры. Наиболее целесообразный образ правления - самодержавие. Спирт. Классицизм. Разврат. Принцип и правила масонско-еврейского правительства. Террор. Свобода, равенство, братство. Принцип династического правления. Уничтожение привилегий гоевской аристократии. Новая аристократия. Психологический расчет. Абстракция свободы. Сменяемость народных представителей.

...Отложив фразерство, будем говорить о значении каждой мысли, сравнениями и выводами осветим обстоятельства. Итак, я формулирую нашу систему с нашей и гоевской (* гои - христиане и вообще все неевреи-прим. С. Нилуса *) точек зрения. Надо заметить, что люди с дурными инстинктами многочисленнее добрых, поэтому лучшие результаты в управлении ими достигаются насилием и устрашением, а не академическими рассуждениями. Каждый человек стремится к власти, каждому хотелось бы сделаться диктатором, если бы только он мог, но при этом редкий не был бы готов жертвовать благами всех ради достижения благ своих.

Что сдерживало хищных животных, которых зовут людьми? Что ими руководило до сего времени?

В начале общественного строя они подчинились грубой и слепой силе, потом закону, который есть та же сила, только замаскированная. Вывожу заключение, что по закону естества - право в силе.

Политическая свобода есть идея, а не факт. Эту идею надо уметь применять, когда является нужным идейной приманкой привлечь народные массы к своей партии, если таковая задумала сломить другую, у власти находящуюся. Задача эта облегчается, если противник сам заразится идеей свободы, так называемым либерализмом и ради идеи поступится своей мощью. Тут-то и проявится торжество нашей теории: распущенные бразды правления тут же по закону бытия подхватываются и подбираются новой рукой, потому что слепая сила народа дня не может прожить без руководителя, и новая власть лишь заступает место старой, ослабевшей от либерализма.

В наше время заместительницей либералов-правителей явилась власть золота. Было время, правила вера. Идея свободы неосуществима, потому что никто не умеет пользоваться ею в меру. Стоит только народ на некоторое время предоставить самоуправлению, как оно превращается в распущенность. С этого момента возникают междуусобицы, скоро переходящие в социальные битвы, в которых государства горят и значение их превращается в пепел.

Истощается ли государство в собственных конвульсиях, или же внутренние распри отдают его во власть внешним врагам, во всяком случае, оно может считаться безвозвратно погибшим: оно в нашей власти. Деспотизм капитала, который весь в наших руках, протягивает ему соломинку, за которую государству приходится держаться поневоле, в противном случае оно катится в пропасть.

Того, который от либеральной души сказал бы, что рассуждения такого рода безнравственны, я спрошу: если у каждого государства два врага и если по отношению к внешнему врагу ему дозволено и не почитается безнравственным употреблять всякие меры борьбы, как, например, не ознакомлять врага с планами нападения или защиты, нападать на него ночью или неравным числом людей, то почему же такие же меры в отношении худшего врага, нарушителя общественного строя и благоденствия, можно назвать недозволенными и безнравственными?

Может ли здравый логический ум надеяться успешно руководить толпами при помощи разумных увещеваний или уговоров при возможности противоречия хотя бы и бессмысленного, но которое может показаться поверхностно разумеющему народу более приятным ? Руководствуясь исключительно мелкими страстями, повериями, обычаями, традициями и сентиментальными теориями, люди в толпе и люди толпы поддаются партийному расколу, мешающему всякому соглашению даже на почве вполне разумного увещевания. Всякое решение толпы зависит от случайного или подстроенного большинства, которое по неведению политических тайн, произносит абсурдное решение, кладущее зародыш анархии в управлении. Политика не имеет ничего общего с моралью. Правитель, руководящийся моралью, неполитичен, а потому непрочен на своем престоле. Кто хочет править должен прибегать и к хитрости, и к лицемерию. Великие народные качества - откровенность и честность - суть пороки в политике, потому что они свергают с престолов лучше и вернее сильнейшего врага. Эти качества должны быть атрибутами гоевских царств, мы же отнюдь не должны руководиться ими.

Наше право - в силе. Слово "право" есть отвлеченная и ничем не доказанная мысль. Слово это означает не более как: Дайте мне то, чего я хочу, чтобы я тем самым получил доказательство, что я сильнее вас. Где начинается право? Где оно кончается?

В государстве, в котором плохая организация власти, безличие законов и правителя, обезличенных размножившимися от либерализма правами, я черпаю новое право - броситься по праву сильного и разнести все существующие порядки и установления, наложить руки на законы, перестроить все учреждения и сделаться владыками тех, которые предоставили нам права своей силы, отказавшись от них добровольно, либерально...

Наша власть при современном шатании всех властей будет необоримее всякой другой, потому что она будет незримой до тех пор, пока не укрепится настолько, что ее уже никакая хитрость не подточит. Из временного зла, которое мы вынуждены теперь совершать, произойдет добро непоколебимого правления, которое восстановит правильный ход механизма народного бытия, нарушенного либерализмом. Результат оправдывает средства. Обратим же внимание в наших планах не столько на доброе и нравственное, сколько на нужное и полезное. Перед нами план, в котором стратегически изложена линия, от которой нам отступать нельзя без риска видеть разрушение многовековых работ. Чтобы выработать целесообразные действия, надо принять во внимание подлость, неустойчивость, непостоянство толпы, ее неспособность понимать и уважать условия собственной жизни, собственного благополучия. Надо понять, что мощь толпы слепая, неразумная, нерассуждающая, прислушивающаяся направо и налево. Слепой не может водить слепых без того, чтобы их не довести до пропасти, следовательно, члены толпы, выскочки из народа, хотя бы и гениально умные, но в политике не разумеющие, не могут выступать в качестве руководителей толпы без того, чтобы не погубить всей нации.

Только с детства подготовляемое к самодержавию лицо может ведать слова, составляемые политическими буквами.

Народ, предоставленный самому себе, то есть выскочкам из его среды, саморазрушается партийными раздорами, возбуждаемыми погонею за властью и почестями и происходящими от этого беспорядками. Возможно ли народным массам спокойно, без соревнования рассудить, управиться с делами страны, которые не могут смешиваться с личными интересами? Могут ли они защищаться от внешних врагов ? Это немыслимо, ибо план, разбитый на несколько частей, сколько голов в толпе, теряет цельность, а потому становится непонятным и неисполнимым.

Только у Самодержавного лица планы могут выработаться обширно ясными, в порядке, распределяющем все в механизме государственной машины; из чего надо заключить, что целесообразное для пользы страны управление должно сосредоточиться в руках одного ответственного лица. Без абсолютного деспотизма не может существовать цивилизация, проводимая не массами, а руководителем их, кто бы он ни был. Толпа - варвар, проявляющий свое варварство при каждом случае. Как только толпа захватывает в свои руки свободу, она ее вскоре превращает в анархию, которая сама по себе есть высшая степень варварства.

Взгляните на заспиртованных животных, одурманенных вином, право на безмерное употребление которого дано вместе со свободой. Не допускать же нам и наших дойти до того же... Народы гоев одурманены спиртными напитками, а молодежь их одурела от классицизма и раннего разврата, на который ее подбивала наша агентура - гувернеры, лакеи, гувернантки - в богатых домах, приказчики и проч., наши женщины в местах гоевских увеселений. К числу этих последних я причисляю и так называемых "дам из общества", добровольных последовательниц их по разврату и роскоши. Наш пароль - сила и лицемерие. Только сила побеждает в делах политических, особенно если она скрыта в талантах, необходимых государственным людям. Насилие должно быть принципом, а хитрость и лицемерие - правилом для правительств, которые не желают сложить свою корону к ногам агентов какой-либо новой силы. Это зло есть единственное средство добраться до цели, добра. Поэтому мы не должны останавливаться перед подкупом, обманом и предательством, когда они должны послужить к достижению нашей цели. В политике надо уметь брать чужую собственность без колебаний, если ею мы добьемся покорности и власти.

Наше государство, шествуя путем мирного завоевания, имеет право заменить ужасы войны менее заметными и более целесообразными казнями, которыми надобно поддерживать террор, располагающий к слепому послушанию. Справедливая, но неумолимая строгость есть величайший фактор государственной силы: не только ради выгоды, но и во имя долга, ради победы, нам надо держаться программ насилия и лицемерия. Доктрина расчета настолько же сильна, насколько средства, ею употребляемые. Поэтому не столько самими средствами, сколько доктриной строгости мы восторжествуем и закрепостим все правительства своему сверхправительству. Достаточно, чтобы знали, что мы неумолимы, чтобы прекратить ослушания.

Еще в древние времена мы среди народа крикнули слова "свобода, равенство, братство", слова, столь много раз повторенные с тех пор бессознательными попугаями, отовсюду налетевшими на эти приманки, с которыми они унесли благосостояние мира, истинную свободу личности, прежде так огражденную от давления толпы. Якобы умные, интеллигентные гои не разобрались в отвлеченности произнесенных слов, не заметили противоречия их значения и соответствия их между собою, не увидели, что в природе нет равенства, не может быть свободы, что сама природа установила неравенство умов, характеров и способностей, равно и подвластность ее законам, не рассудили, что толпа - сила слепая, что выскочки, избранные из нее для управления, в отношении политики такие же слепцы, как и она сама, что посвященный, будь он даже гений, ничего не поймет в политике - все это гоями было упущено из виду; а между тем на этом зижделось династическое правление: отец передавал сыну знание хода политических дел, так, чтобы никто его не ведал, кроме членов династии, и не мог бы выдать его тайны управляемому народу. Со временем смысл династической передачи истинного положения дел политики был утрачен, что послужило к успеху нашего дела.

Во всех концах мира слова - "свобода, равенство, братство" - становили в наши ряды через наших слепых агентов целые легионы, которые с восторгом несли наши знамена. Между тем эти слова были червяками, которые подтачивали благосостояние гоев, уничтожая всюду мир, спокойствие, солидарность, разрушая все основы их государств. Вы увидите впоследствии, что это послужило к нашему торжеству: это нам дало возможность, между прочим, добиться важнейшего козыря в наши руки - уничтожения привилегий, иначе говоря, самой сущности аристократии гоев, которая была единственной против нас защитой народов и стран. На развалинах природной и родовой аристократии мы поставили аристократию нашей интеллигенции во главе всего, денежную. Ценз этой новой аристократии мы установили в богатстве, от нас зависимом, и в науке, двигаемой нашими мудрецами.

Наше торжество облегчалось еще тем, что в сношениях с нужными нам людьми мы всегда действовали на самые чувствительные струны человеческого ума - на расчет, на алчность, на ненасытность материальных потребностей человека; а каждая из перечисленных человеческих слабостей, взятая в отдельности, способна убить инициативу, отдавая волю людей в распоряжение покупателя их деятельности.

Абстракция свободы дала возможность убедить толпу, что правительство не что иное, как управляющий собственника страны - народа и что его можно сменять, как изношенные перчатки. Сменяемость представителей народа отдавала их в наше распоряжение и как бы нашему назначению.
Протокол 2

Экономические войны - основание еврейского преобладания. Показная администрация и "тайные советники". Успехи разрушительных учений. Приспособляемость в политике. Роль прессы. Стоимость золота и ценность еврейской жертвы.

Нам необходимо, чтобы войны по возможности не давали территориальных выгод: это перенесет войну на экономическую почву, в которой нации в нашей помощи усмотрят силу нашего преобладания, а также положение вещей отдаст обе стороны в распоряжение нашей интернациональной агентуры, обладающей миллионами глаз, взоров, не прегражденных никакими границами. Тогда наши международные права сотрут народные в собственном смысле права и будут править народами также, как гражданское право государств правит отношениями своих подданных между собою.

Администраторы, выбираемые нами из публики, в зависимости от их рабских способностей, не будут лицами, приготовленными для управления, и потому они легко сделаются пешками в нашей игре, в руках наших ученых и гениальных советчиков, специалистов, воспитанных с раннего детства для управления делами всего мира. Как вам известно, эти специалисты наши черпали для управления нужные сведения из наших политических планов, из опытов истории, из наблюдений над каждым текущим моментом. Гои не руководятся практикой беспристрастных исторических наблюдений, а теоретической рутиной, без всякого критического отношения к ее результатам. Поэтому нам нечего с ними считаться - пусть они себе до времени веселятся или живут надеждами на новые увеселения или воспоминаниями о пережитых. Пусть для них играет главнейшую роль то, что мы внушили им признавать за веление науки (теории). Для этой цели мы постоянно, путем нашей прессы, возбуждаем слепое доверие к ним. Интеллигенты гоев будут кичиться знаниями и, без логической их проверки, приведут в действие все подчерпнутые из науки сведения, скомбинированные нашими агентами с целью воспитания умов в нужном для нас направлении.

Вы не думайте, что утверждения наши голословны: обратите внимание на подстроенные нами успехи дарвинизма, марксизма, ницшетизма. Растлевающее значение для гоевских умов этих направлений нам-то, по крайней мере, должно быть очевидно.

Нам необходимо считаться с современными мыслями, характерами, тенденциями народов, чтобы не делать промахов в политике и в управлении административными делами. Торжество нашей системы, части механизма которой можно располагать разно, смотря по темпераменту народов, встречаемых нами по пути, не может иметь успеха, если практическое ее применение не будет основываться на итогах прошлого в связи с настоящим.

В руках современных государств имеется великая сила, создающая движение мысли в народе, - это пресса. Роль прессы - указывать якобы необходимые требования, передавать жалобы народного голоса, выражать и создавать неудовольствия. В прессе выражается торжество свободоговорения. Но государства не умели воспользоваться этой силой; и она очутилась в наших руках. Через нее мы добились влияния, сами оставаясь в тени, благодаря ей мы собрали в свои руки золото, невзирая на то, что нам его приходилось брать из потоков крови и слез... Но мы откупились, жертвуя многими из нашего народа. Каждая жертва с нашей стороны стоит тысячи гоев перед Богом.

Протокол 3

Символический змей и его значение. Неустойчивость конституционных весов. Террор во дворцах. Власть и честолюбие. Парламентские говорильни, памфлеты. Злоупотребление властью. Экономическое рабство. "Правда народа". Кулачество и аристократия. Армия масоно-еврейства. Вырождение гоев. Голод и право капитала. Толпа и коронация "всемирного владыки". Основной предмет программы будущих масонских народных школ. Тайна науки социального строя. Общий экономический кризис. Безопасность "наших". Деспотизм масонства - царство разума. Утрата руководителя. Масонство и "Великая" французская революция. Царь - деспот Сионской крови. Причины неуязвимости масонства. Роль тайных масонских агентов. Свобода.

Сегодня могу сообщить, что наша цель уже в нескольких шагах от нас. Остается небольшое пространство, и весь пройденный нами путь готов уже сомкнуть свой цикл Символического Змия, каковым мы изображаем наш народ. Когда этот круг замкнется, все европейские государства будут им замкнуты, как крепкими тисками.

Современные конституционные весы скоро опрокинутся, потому что мы их установили не с точностью для того, чтобы они не переставали колебаться, пока не перетрется их держатель. Гои предполагали, что они его достаточно крепко сковали, и все ожидали, что весы придут в равновесие. Но держатель - Царствующие заслонены своими представителями, которые дурят, увлекаясь своей бесконтрольной и безответственной властью. Властью же этой они обязаны навеянному на дворцы террору. Не имея доступа к своему народу, в самую его среду, Царствующие уже не могут сговориться с ним и укрепиться против властолюбцев. Разделенные нами зрячая Царская Сила и слепая сила народа потеряли всякое значение, ибо как слепец без палки, они немощны. Чтобы побудить властолюбцев к злоупотреблению властью, мы противопоставили друг другу все силы, развив их либеральные тенденции к независимости. Мы в этом направлении возбудили всякую предприимчивость, мы вооружили все партии, мы поставили власть мишенью для всех амбиций. Из государств мы сделали арены, на которых разыгрываются смуты... Еще немного, и беспорядки, банкротства появятся всюду.

Неистощимые говоруны превратили в ораторские состязания заседания Парламентов и Административных Собраний. Смелые журналисты, бесцеремонные памфлетисты ежедневно нападают на административный персонал. Злоупотребления властью окончательно подготовят все учреждения к падению, и все полетит вверх ногами под ударами обезумевшей толпы.

Народы прикованы к тяжелому труду бедностью сильнее, чем их приковывало рабство и крепостное право: от них так или иначе могли освободиться, могли с ними считаться, а от нужды они не оторвутся. Мы включили в конституции такие права, которые для масс являются фиктивными, а не действительными правами. Все эти так называемые "права народа" могут существовать только в идее, никогда на практике не осуществимой. Что для пролетария-труженика, согнутого в дугу над тяжелым трудом, придавленного своей участью, получение говорунами права болтать, журналистами - права писать всякую чепуху наряду с делом, раз пролетариат не имеет иной выгоды от конституции, кроме тех жалких крох, которые мы им бросаем с нашего стола за подачу ими голосов в пользу наших предписаний и ставленников наших, наших агентов?.. Республиканские права для бедняка - горькая ирония, ибо необходимость чуть не поденного труда не дает им настоящего пользования ими, но зато отнимает у них гарантию постоянного и верного заработка, ставя его в зависимость от стачек хозяев или товарищей.

Народ под нашим руководством уничтожил аристократию, которая была его естественной защитой и кормилицей ради собственных выгод, неразрывно связанных с народным благосостоянием. Теперь же, с уничтожением аристократии, он попал под гнет кулачества разжившихся пройдох, насевших на рабочих безжалостным ярмом.

Мы явимся якобы спасителями рабочего от этого гнета, когда предложим ему вступать в ряды нашего войска - социалистов, анархистов, коммунаров, которым мы всегда оказываем поддержку из якобы братского правила общечеловеческой солидарности нашего социального масонства. Аристократия, пользовавшаяся по праву трудом рабочих, была заинтересована в том, чтобы рабочие были сыты, здоровы и крепки. Мы же заинтересованы в обратном - в вырождении гоев. Наша власть - в хроническом недоедании и слабости рабочего, потому что он не найдет ни сил, ни энергии для противодействия ей. Голод создает права капитала на рабочего вернее, чем аристократии давала это право законная Царская власть.

Нуждою и происходящею от нее завистливою ненавистью мы двигаем толпами и их руками стираем тех, кто нам мешает на пути нашем. Когда придет время нашему всемирному владыке короноваться, то те же руки сметут все, могущее сему быть препятствием.

Гои отвыкли думать без наших научных советов. Поэтому они не видят настоятельной необходимости в том, чего мы, когда наступит наше царство, будем неукоснительно придерживаться, а именно: что в народных школах надо преподавать единую истинную науку, первую из всех - науку о строе человеческой жизни, социального быта, требующего разделения труда, а следовательно, разделения на классы и сословия. Необходимо, чтобы знали все, что равенства быть не может вследствие различия назначения деятельности, что не могут одинаково отвечать перед законом тот, который своим поступком компрометирует целое сословие, и тот, который не затрагивает им никого, кроме своей чести. Правильная наука социального строя, в тайны которой мы не допускаем гоев, показала бы всем, что место и труд должны сохраняться в определенном кругу, чтобы не быть источником человеческих мук от несоответствия воспитания с работой. При изучении этой науки народы станут добровольно повиноваться властям и распределенному ими строю в государстве. При теперешнем же состоянии науки и нами созданном ее направлении народ, слепо верящий печатному слову, питает во внушенных ему заблужденьях, в неведении своем, вражду ко всем сословиям, которые он считает выше себя, ибо не понимает значения каждого сословия.

Указанная вражда еще больше увеличивается на почве экономического кризиса, который остановит биржевые сделки и ход промышленности. Создав всеми доступными нам путями с помощью золота, которое все в наших руках, общий экономический кризис, мы бросим на улицу целые толпы рабочих одновременно во всех странах Европы. Эти толпы с наслаждением бросятся проливать кровь тех, кому они в простоте своего неведения завидуют с детства и чьи имущества им можно будет тогда грабить.

Наших они не тронут, потому что момент нападения нам будет известен и нами приняты меры к ограждению своих.

Мы убедили, что прогресс приведет всех гоев к царству разума. Наш деспотизм и будет таковым, ибо он сумеет разумными строгостями замирить все волнения, вытравить либерализм из всех учреждений.

Когда народ увидел, что ему во имя свободы делают всякие уступки и послабления, он вообразил себе, что он владыка, и ринулся во власть, но, конечно, как и всякий слепец, наткнулся на массу препятствий; бросился искать руководителя, не догадался вернуться к прежнему и сложил свои полномочия у наших ног. Вспомните французскую революцию, которой мы дали имя "великой": тайны ее подготовления нам хорошо известны, ибо она вся - дело рук наших.

С тех пор мы водим народы от одного разочарования к другому для того, чтобы он и от нас отказался в пользу того Царя-деспота Сионской крови, которого мы готовим для мира.

В настоящее время мы, как международная сила неуязвимы, потому что при нападении на нас одних нас поддерживают другие государства. Неистощимая подлость гоевских народов, ползающих перед силой, безжалостных к слабости, беспощадных к проступкам и снисходительных к преступлениям, не желающих выносить противоречий свободного строя, терпеливых до мученичества перед насилием смелого деспотизма, - вот что способствует нашей независимости. От современных премьеров- диктаторов они терпят и выносят такие злоупотребления, за меньшее из которых они обезглавили бы двадцать королей.

Чем же объяснить такое явление, такую непоследовательность народных масс в отношении своем к событиям, казалось бы, одного порядка?

Объясняется это явление тем, что диктаторы эти шепчут народу через своих агентов, что они злоупотреблениями теми наносят ущерб государствам для высшей цели - достижения блага народов, их международного братства, солидарности и равноправия. Конечно, им не говорят, что такое соединение должно совершиться только под державой нашей.

И вот народ осуждает правых и оправдывает виновных, все более и более убеждаясь, что он может творить все, чего ни пожелает. Благодаря такому положению вещей народ разрушает всяческую устойчивость и создает беспорядки на каждом шагу.

Слово "свобода" выставляет людские общества на борьбу против всяких сил, против всякой власти, даже Божеской и природной. Вот почему при нашем воцарении мы должны будем это слово исключить из человеческого лексикона, как принцип животной силы, превращающей толпы в кровожадных зверей.

Правда звери эти засыпают всякий раз, как напьются крови, и в это время их легко заковать в цепи. Но если им не дать крови, они не спят и борются.
Протокол 4

Стадии республики. Внешнее масонство. Свобода и вера. Международная торгово-промышленная конкуренция. Роль спекуляции. Культ золота.

Всякая республика проходит несколько стадий. Первая из них заключена в первых днях безумствования слепца, мятущегося направо и налево, вторая - в демагогии, от которой родится анархия, приводящая неизбежно к деспотизму, но уже не законному открытому, а потому ответственному, а к невидимому и неведомому и тем не менее чувствительному деспотизму какой бы то ни было тайной организации, тем бесцеремонней действующей, что она действует прикрыто, за спиной разных агентов, смена которых не только не вредит, но воспособляет тайной силе, избавляющейся, благодаря этой смене, от необходимости тратить свои средства на вознаграждение досрочно прослуживших.

Кто и что может свергнуть незримую силу?! А сила наша именно такова. Внешнее масонство служит слепым прикрытием ей и ее целям, но план действий этой силы, даже самое ее местопребывание для народа всегда останется неизвестным. Но и свобода могла бы быть безвредной и просуществовать в государственном обиходе без ущерба для благоденствия народов, если бы она держалась на принципах веры в Бога, на братстве человечества, вне мысли о равенстве, которому противоречат сами законы творения, установившие подвластность. При такой вере народ был бы управляем опекой приходов и шел бы смиренно и кротко под рукой своего духовного пастыря, повинуясь Божьему распределению на земле. Вот почему нам необходимо подорвать веру, вырвать из уст гоев самый принцип Божества и Духа и заменить все арифметическими расчетами и материальными потребностями.

Чтобы умы гоев не успевали думать и замечать, надо их отвлечь на промышленность и торговлю. Таким образом все нации будут искать своей выгоды и, в борьбе за нее, не заметят своего общего врага. Но для того чтобы свобода окончательно разложила и разорила гоевские общества, надо промышленность поставить на спекулятивную почву: это послужит к тому, что отнятое промышленностью от земли не удержится в руках и перейдет к спекуляции, то есть в наши кассы.

Напряженная борьба за превосходство, толчки в экономической жизни создадут, да и создали уже, разочарованные, холодные и бессердечные общества. Эти общества получат полное отвращение к высшей политике и к религии. Руководителем их будет только расчет, то есть золото, к которому они будут иметь настоящий культ за те материальные наслаждения, которые оно может дать. Тогда-то не для служения добру, даже не ради общества, а из одной ненависти к привилегированным низшие классы гоев пойдут за нами против наших конкурентов на власть интеллигентов-гоев.
Протокол 5

Создание усиленной централизации управления. Пути захвата власти масонством. Причины невозможности соглашения между государствами. "Предызбранничество евреев. Золото - двигатель государственных механизмов. Монополии в торговле и промышленности. Значение критики. "Показные" учреждения. Переутомление от витийства. Как взять в руки общественное мнение? Значение личной инициативы. Сверхправительство.

Какую форму административного правления можно дать обществам, в которых подкупность проникла всюду, где богатства достигают только ловкими сюрпризами полумошеннических проделок, где царствует распущенность, где нравственность поддерживается карательными мерами и суровыми законами, а не добровольно воспринятыми принципами, где чувства к родине и к религии заперты космополитическими учреждениями? Какую форму правления дать этим обществам, как не ту деспотическую, которую я опишу далее? Мы создадим усиленную централизацию управления, чтобы все общественные силы забрать в руки. Мы урегулируем механически все действия политической жизни наших подданных новыми законами. Законы эти отберут одно за другим все послабления и вольности, которые были допущены гоями, и наше царство ознаменуется таким величественным деспотизмом, что он будет в состоянии во всякое время и во всяком месте прихлопнуть противодействующих и недовольных гоев.

Нам скажут, что тот деспотизм, о котором я говорю, не согласуется с современным прогрессом, но я вам докажу обратное.

В те времена, когда народы глядели на царствовавших, как на чистое проявление Божьей Воли, они безропотно покорялись самодержавию, но с того дня, как мы им внушили мысль о собственных правах, они стали считать царствующих лиц простыми смертными. Помазание Божественным избранием ниспало с главы царей в глазах народа, а когда мы у него отняли веру в Бога, то мощь власти была выброшена на улицу в место публичной собственности и захвачена нами.

Кроме того, искусство управлять массами и лицами посредством ловко подстроенной теории и фразеологии, правилами общежития и всякими другими уловками, в которых гои ничего не смыслят, принадлежит также к специальности нашего административного ума, воспитанного на анализе, наблюдении, на таких тонкостях соображений, в которых у нас нет соперников, как нет и в составлении планов политического действия и солидарности. Одни иезуиты могли бы с нами в этом сравняться, но мы их сумели дискредитировать в глазах бессмысленной толпы, как организацию явную, сами со своей тайной организацией оставшись в тени. Впрочем не все ли равно для мира, кто будет его владыка - глава ли католической церкви или наш деспот Сионской крови? Нам-то, избранному народу, это далеко не все равно.

Временно с нами могла бы справиться всемирная коалиция гоев; но с этой стороны мы обеспечены теми глубокими корнями разлада между ними, которых уже вырвать нельзя. Мы противопоставили друг другу личные и национальные расчеты гоев, религиозные и племенные ненависти, выращенные нами в их сердцах в продолжении двадцати веков. Благодаря всему этому ни одно государство не встретит ниоткуда поддержки своей протянутой руке, ибо каждый должен думать, что соглашение против нас невыгодно ему самому. Мы слишком сильны - с нами приходится считаться. Державы даже небольшого частного соглашения не могут составить без того, чтобы к нему не были причастны тайно мы.

Per Me reges regnant - "через Меня царствуют Цари". А пророками нам сказано, что мы избраны самим Богом на царство над всею землею. Бог нас наградил гением, чтобы мы могли справиться со своею задачею. Будь гений у противного лагеря, он бы еще поборолся с нами, но пришелец не стоит старого обывателя: борьба была бы между нами беспощадной, какой не видывал еще свет. Да и опоздал бы гений их. Все колеса государственных механизмов ходят воздействием двигателя, находящегося в наших руках, а двигатель этот - золото. Измышленная нашими мудрецами наука политической экономии указывает царский престиж за капиталом.

Капитал для действий без стеснений должен добиться свободы для монополии промышленности и торговли, что уже и приводиться в исполнение незримой рукой во всех частях света. Такая свобода даст политическую силу промышленникам, а это послужит к стеснению народа. Ныне важнее обезоруживать народы, чем их вести на войну, важнее пользоваться разгоревшимися страстями в нашу пользу, чем их заливать, важнее захватить и толковать чужие мысли по своему, чем их изгонять. Главная задача нашего правления состоит в том, чтобы ослабить общественный ум критикой, отучить от размышлений, вызывающих отпор, отвлечь силы ума на перестрелку пустого красноречия.

Во все времена народы, как и отдельные лица, принимали слово за дело, ибо они удовлетворяются показным, редко замечая, последовало ли на общественной почве за обещаниями исполнение. Поэтому мы установим показные учреждения, которые будут красноречиво доказывать свои благодеяния прогрессу.

Мы присвоим себе либеральную физиономию всех партий, всех направлений и снабдим ею же ораторов, которые бы столько говорили, что привели бы людей к переутомлению от речей, к отвращению от ораторов. Чтобы взять общественное мнение в руки, надо его поставить в недоумение, вызывая с разных сторон столько противоречивых мнений и до тех пор, пока гои не затеряются в лабиринте их и не поймут, что лучше всего не иметь никакого мнения в вопросах политики, которых обществу не дано ведать, потому что ведает их лишь тот, кто руководит обществом. - Это первая тайна.

Вторая тайна, потребная для успеха управления, заключается в том, чтобы настолько размножить народные недостатки - привычки, страсти, правила общежития, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться и люди вследствие этого перестали бы понимать друг друга. Эта мера нам еще послужит к тому, чтобы посеять раздор во всех партиях, разобщить все коллективные силы, которые еще не хотят нам покориться, обескуражить всякую личную инициативу, могущую сколько-нибудь мешать нашему делу. Нет ничего опаснее личной инициативы: если она гениальна, она может сделать более того, что могут сделать миллионы людей, среди которых мы посеяли раздор. Нам надо направлять воспитание гоевских обществ так, чтобы перед каждым делом, где нужна инициатива, у них опускались бы в безнадежном бессилии руки. Напряжение, происходящее от свободы действий, расслабляет силы, встречаясь с чужой свободой. От этого происходят тяжелые нравственные толчки, разочарования, неудачи. Всем этим мы так утомим гоев, что вынудим их предложить нам международную власть, по расположению своему могущую без ломки всосать в себя все государственные силы мира и образовать сверхправительство! На место современных правителей мы поставим страшилище, которое будет называться Сверхправительственной Администрацией. Руки его будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить все народы.
Протокол 6

Монополии; зависимость от них гоевских состояний. Обезземеление аристократии. Задолженность земли. Торговля, промышленность и спекуляция. Роскошь. Подъем заработной платы и вздорожание предметов первой необходимости. Анархизм и пьянство. Тайный смысл пропаганды экономических теорий.

Скоро мы начнем учреждать громадные монополии - резервуары колоссальных богатств, от которых будут зависеть даже крупные гоевские состояния настолько, что они потонут вместе с кредитом государств на другой день после политической катастрофы...

Господа экономисты, здесь присутствующие, взвесьте-ка значение этой комбинации!..

Всеми путями нам надо развить значение нашего Сверхправительства, представляя его покровителем и вознаградителем всех нам добровольно покоряющихся.

Аристократия гоев, как политическая сила, скончалась - с нею нам нечего считаться; но, как территориальная владелица, она для нас вредна тем, что может быть самостоятельна в источниках своей жизни. Нам надо поэтому ее во что бы то ни стало обезземелить. Для этого лучший способ заключается в увеличении земельных повинностей - в задолженности земли. Эти меры задержат землевладение в состоянии безусловной приниженности.

Наследственно не умеющие довольствоваться малым, аристократы гоев прогорят быстро.

В то же самое время надо усиленно покровительствовать торговле, промышленности, а главное - спекуляции, роль которой заключается в противовесе промышленности: без спекуляции промышленность умножит частные капиталы и послужит к поднятию земледелия, освободив землю от задолженности, установленной ссудами земельных банков. Надо, чтобы промышленность высосала из земли и руки, и капиталы, и через спекуляцию передала бы в наши руки все мировые деньги, и тем самым выбросила бы всех гоев в ряды пролетариев. Тогда гои преклонятся перед нами, чтобы только получить право на существование.

Для разорения гоевской промышленности мы пустим в подмогу спекуляции развитую нами среди гоев сильную потребность в роскоши, все поглощающей роскоши. Поднимем заработную плату, которая, однако, не принесет никакой пользы рабочим, ибо одновременно мы произведем вздорожание предметов первой необходимости, якобы от падения земледелия и скотоводства; да, кроме того, мы искусно и глубоко подкопаем источники производства, приучив рабочих к анархии и спиртным напиткам, и приняв вместе с этим все меры к изгнанию с земли всех интеллигентных сил гоев.

Чтобы истинная подкладка вещей не стала заметна гоям раньше времени, мы ее прикроем якобы стремлением послужить рабочим классам и великим экономическим принципам, о которых ведут деятельную пропаганду наши экономические теории.
Протокол 7

Цель напряжения вооружений. Брожения, раздоры и вражда во всем мире. Обуздание противодействия гоев войнами и всеобщей войной. Тайна - успех политики. Пресса и общественное мнение. Американские, Китайские, Японские пушки.

Напряжение вооружений, увеличение полицейского штата - это все суть необходимые пополнения вышеуказанных планов.

Необходимо достичь того, чтобы кроме нас, во всех государствах были только массы пролетариата, несколько преданных нам миллионеров, полицейские и солдаты.

Во всей Европе, а с помощью ее отношений и на других континентах мы должны создать брожения раздоры и вражду. В этом двоякая польза: во-первых, этим мы держим в решпекте все страны, хорошо ведающие, что мы по желанию властны произвести беспорядки или водворить порядок. Все эти страны привыкли видеть в нас необходимое давление: во-первых - интригами мы запутаем все нити, протянутые нами во все государственные кабинеты политикой, экономическими договорами или долговыми обязательствами. Для достижения этого нам надо вооружиться большою хитростью и пронырливостью во время переговоров и соглашений, но в том, что называется "официальным языком", мы будем держаться противоположной тактики и будем казаться честными и сговорчивыми. Таким образом, народы и правительства гоев, которых мы приучили смотреть только на показную сторону того, что мы им представляем, примут нас еще за благодетелей и спасителей рода человеческого.

На каждое противодействие мы должны быть в состоянии ответить войной с соседями той страны, которая осмелится нам противодействовать, но если и соседи эти задумают стать коллективно против нас, то мы должны дать отпор всеобщей войной.

Главный успех политики заключается в тайне ее предприятий: слово не должно согласоваться с действиями дипломата.

К действиям в пользу широко задуманного нами плана, уже близящегося к вожделенному концу, мы должны вынуждать гоевские правительства якобы общественным мнением, втайне подстроенным нами при помощи так называемой "великой державы" - печати, которая, за немногими исключениями, с которыми считаться не стоит, - вся уже в руках наших. Одним словом, чтобы резюмировать нашу систему обуздания гоевских правительств в Европе, мы одному из них покажем свою силу покушениями, то есть террором, а всем, если допустить их восстание против нас, мы ответим Американскими, или Китайскими, или Японскими пушками.
Протокол 8

Двусмысленное пользование юридическим правом. Сотрудники масонского правления. Особые школы и сверхобразовательное воспитание. Экономисты и миллионеры. Кому поручать ответственные посты в правительстве?

Мы должны заручиться для себя всеми орудиями, которыми наши противники могли бы воспользоваться против нас. Мы должны выискивать в самых тонких выражениях и загвоздках правового словаря оправдания для тех случаев, когда нам придется произносить решения, могущими показаться непомерно смелыми и несправедливыми, ибо эти решения важно выразить в таких выражениях, которые казались бы высшими нравственными правилами правового характера. Наше правление должно окружать себя всеми силами цивилизации, среди которых ему придется действовать. Оно окружит себя публицистами, юристами-практиками, администраторами, дипломатами и, наконец, людьми, подготовленными особым сверхобразовательным воспитанием в наших особых школах. Эти люди будут ведать все тайны социального быта, они будут знать все языки, составляемые политическими буквами и словами; они будут ознакомлены со всей подкладочной стороной человеческой натуры, со всеми ее чувствительными струнами, на которых им надо будет уметь играть. Струны эти - строение умов гоев, их тенденции, недостатки, пороки и качества, особенности классов и сословий. Понятно, что гениальные сотрудники нашей власти, о которых я веду речь, будут взяты не из числа гоев, которые привыкли исполнять свою административную работу, не задаваясь мыслью, чего ею надо достигнуть, не думая о том, на что она нужна. Администраторы гоев подписывают бумаги, не читая их, служат же из корысти или из честолюбия.

Мы окружим свое правительство целым миром экономистов. Вот отчего экономические науки составляют главный предмет преподавания евреям. Нас будет окружать целая плеяда банкиров, промышленников, капиталистов, а главное - миллионеров, потому что, в сущности, все будет разрешено вопросом цифр.

На время, пока еще будет небезопасно вручить ответственные посты в государствах нашим братьям-евреям, мы их будем поручать лицам, прошлое и характер которых таковы, что между ними и народом легла пропасть, таким людям, которым, в случае непослушания нашим предписаниям, остается ждать или суда, или ссылки сие для того, чтобы они защищали наши интересы до последнего своего издыхания.
Протокол 9

Применение масонских принципов в деле перевоспитания народов. Масонский пароль. Значение антисемитизма. Диктатура масонства. Террор. Кто служит масонству. Разделение "зрячей" и "слепой" сил гоевских царств. Общение власти с народом. Либеральный произвол. Захват образования и воспитания. Ложные теории. Толкование законов. Метрополитеновые ходы.

Применяя наши принципы, обращайте внимание на характер народа, в стране которого вы будете находиться и действовать; общее, одинаковое их применение, ранее перевоспитания народа на наш лад, не может иметь успеха. Но, шествуя в применении их осторожно, вы увидите, что не пройдет и десятка лет, как самый упорный характер изменится, и мы зачислим новый народ в ряды уже покорившихся нам.

Слова либерального, в сущности, нашего масонского пароля - "свобода, равенство, братство", - когда мы воцаримся, мы заменим словами не пароля уже, а лишь идейности: "право свободы, долг равенства, идеал братства" - скажем мы и... и поймаем козла за рога... De facto мы уже стерли всякое правление, кроме нашего, хотя de jure таковых еще много. Ныне, если какие-либо государства поднимают протест против нас, то это для формы и по нашему усмотрению и распоряжению, ибо их анти семитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями. Не буду этого разъяснять, ибо это уже было предметом неоднократных наших бесед.

В действительности для нас нет препятствий. Наше Сверхправительство находится в таких экстралегальных условиях, которые принято называть энергичным и сильным словом - диктатура. Я могу по совести сказать, что в данное время мы законодатели, мы творим суд и расправу, мы казним и милуем, мы, как шеф всех наших войск, сидим на предводительском коне. Мы правим сильною волею, потому что у нас в руках осколки когда-то сильной партии ныне покоренной нами. В наших руках неудержимое честолюбие, жгучие жадности, беспощадные мести, злобные ненависти. От нас исходит всеохватывающий террор. У нас в услужении люди всех мнений, всех доктрин: реставраторы монархии, демагоги социалисты, коммунары и всякие утописты. Мы всех запрягали в работу: каждый из них с своей стороны подтачивает последние остатки власти, старается свергнуть все установленные порядки. Этими действиями все государства замучены; они взывают к покою, готовы ради мира жертвовать всем; но мы не дадим им мира, пока они не признают нашего интернационального Сверхправительства открыто, с покорностью.

Народ завопил о необходимости разрешить социальный вопрос путем международного соглашения. Раздробление партий предоставило их все в наше распоряжение, так как для того чтобы вести соревновательную борьбу, надо иметь деньги, а они все у нас.

Мы могли бы бояться соединения гоевской зрячей силы царствующих со слепой силой народной, но нами приняты все меры против такой возможности: между той и другой силой нами воздвигнута стена в виде взаимного между ними террора. Таким образом, слепая сила народа остается нашей опорой, и мы, только мы, будем ей служить руководителем и, конечно, направим ее к нашей цели.

Чтобы рук слепого не могла освободиться от нашего руководства, мы должны по временам находиться в тесном общении с ним, если не лично, то через самых верных братьев наших. Когда мы будем признанной властью, то мы с народом будем беседовать лично на площадях и будем его учить в вопросах политики в том направлении, какое нам понадобится.

Как проверить, что ему преподают в деревенских школах? А что скажет посланник правительства или сам царствующий, то не может не стать известным тотчас всему государству, ибо быстро будет разнесено голосом народа.

Чтобы не уничтожать раньше времени гоевских учреждений, мы коснулись их умелой рукой и забрали в свои руки концы пружин их механизма. Пружины эти были в строгом, но справедливом порядке, а мы его заменили либеральным беспорядочным произволом. Мы затронули юрисдикцию, выборные порядки, печать, свободу личности, а главное - образование и воспитание, как краеугольные камни свободного бытия. Мы одурачили, одурманили и развратили гоевскую молодежь посредством воспитания в заведомо для нас ложных, но нами внушенных принципах и теориях.

Сверх существующих законов, не изменяя их существенно, а лишь исковеркав их противоречивыми толкованиями, мы создали нечто грандиозное в смысле результатов. Эти результаты выразились сначала в том, что толкования замаскировали законы, а затем и совсем закрыли их от взоров правительства невозможностью ведать такое запутанное законодательство.

Отсюда - теория суда совести.

Вы говорите, что на нас поднимутся с оружием в руках, если раскусят, в чем дело, раньше времени; но для этого у нас в запасе такой терроризирующий маневр, что самые храбрые души дрогнут: метрополитеновые подземные ходы - коридоры будут к тому времени проведены во всех столицах, откуда они будут взорваны со всеми своими организациями и документами стран.
Протокол 10

0

3

Протокол 10

Показное в политике. "Гениальность" подлости. Что обещает масонский государственный переворот? Всеобщее голосование. Самозначение. Лидеры масонства. Гениальный руководитель масонства. Учреждения и их функции. Яд либерализма. Конституция - школа партийных раздоров. Республиканская эра. Президенты - креатура масонства. Ответственность президентов. "Панама". Роль палаты депутатов и президента. Масонство - законодательная сила. Новая республиканская конституция. Переход к масонскому самодержавию. Момент провозглашения "всемирного царя". Прививка болезней и прочие козни масонства.

Сегодня начинаю с повторенья уже сказанного и прошу вас помнить, что правительства и народы в политике довольствуются показным. Да и где им разглядеть подкладку вещей, когда их представителям важнее всего веселиться. Для нашей политики весьма важно ведать эту подробность: она нам поможет при переходе к обсуждению разделения власти, свободы слова, прессы, религии (веры), права ассоциации, равенства перед законом, неприкосновенности собственности, жилища, налога (идея о скрытом налоге), обратной силы законов. Все эти вопросы таковы, что их прямо и открыто для народа не следует никогда касаться. В тех случаях, когда необходимо их коснуться, надо не перечислять их, а заявлять без подробного изложения, что принципы современного права признаются нами. Значение этого умолчания заключается в том, что неназванный принцип оставляет нам свободу действий исключать то или другое из него неприметно: при перечислении же их они являются все как бы уже дарованными.

Народ питает особую любовь и уважение к гениям политической мощи и на все их насильственные действия отвечает: подло-то, подло, но ловко!.. фокус, но как сыгран, сколь величественно, нахально!.. Мы расчитываем привлечь все нации к работе возведения нового фундаментального здания, которое нами проектировано. Вот почему нам прежде всего необходимо запастись и заручиться той прямо бесшабашной удалью и мощью духа, которая в лице наших деятелей сломит все препятствия на нашем пути.

Когда мы завершим наш государственный переворот, мы скажем тогда народам: "Все шло ужасно плохо, все исстрадались. Конечно вы свободны произнести над нами приговор, но разве он может быть справедливым, если он будет вами утвержден прежде, чем испытаете то, что мы вам дадим"... Тогда они нас вознесут и на руках понесут в единодушном восторге надежд и упований. Голосование, которое мы сделали орудием нашего воцарения, приучив к нему даже самые мелкие единицы из числа членов человечества составлением групповых собраний и соглашений, отслужит свою службу и сыграет на этот раз свою последнюю роль единогласием, в желании ознакомиться с нами поближе, прежде чем осудить.

Для этого привести всех к голосованию, без различия классов и ценза, чтобы установить абсолютизм большинства, которого нельзя добиться от интеллигентных цензовых классов. Таким порядком приучив всех к мысли о самосозначении, мы сломаем значение гоевской семьи и ее воспитательную цену, устраним выделение индивидуальных умов, которым толпа, руководимая нами, не даст ни выдвинуться, ни даже высказаться: она привыкла слушать только нас, платящих ей за послушание и внимание. Этим мы создадим такую слепую мощь, которая не будет в состоянии никуда двинуться, помимо руководства наших агентов, поставленных нами на место ее лидеров. Народ подчинится этому режиму, потому что будет знать, что от этих лидеров будут зависеть заработки, подачки и получение всяких благ.

План управления должен выйти готовым из одной головы, потому что его не скрепишь, если допустить его раздробление на клочки в многочисленных умах. Поэтому нам можно ведать план действий, но не обсуждать его, чтобы не нарушить его гениальности, связи его составных частей, практической силы тайного значения каждого его пункта. Если обсуждать и изменять подобную работу многочисленным голосованием, то она понесет на себе печать всех умственных недоразумений, не проникших в глубину и связь ее замыслов. Нам нужно, чтобы наши планы были сильны и целесообразно задуманы. Поэтому нам не следует бросать гениальной работы нашего руководителя на растерзание толпы или даже ограниченного общества.

Эти планы не перевернут пока вверх дном современных учреждений. Они только заменят их экономию, а следовательно, всю комбинацию их шествия, которое, таким образом, направится по намеченному в наших планах пути.

Под разными названиями во всех странах существует приблизительно одно и то же. Представительство, Министерства, Сенат, Государственный Совет, Законодательный и Исполнительный Корпус. Мне не нужно пояснять вам механизма отношений этих учреждений между собою, так ка это вам хорошо известно; обратите только внимание на то, что каждое из названных учреждений отвечает какой-либо важной государственной функции, причем прошу вас заметить, что слово "важный" я отношу не к учреждению, а к функции, следовательно, не учреждения важны, а важны функции их. Учреждения поделили между собою все функции управления - административную, законодательную, исполнительную, поэтому они стали действовать в государственном организме как органы в человеческом теле. Если повредим одну часть в государственной машине, государство заболеет, как человеческое тело... и умрет.

Когда мы ввели в государственный организм яд либерализма, вся его политическая комплекция изменилась: государства заболели смертельной болезнью - разложением крови. Остается ожидать конца их агонии.

От либерализма родились конституционные государства, заменившие спасительное для гоев Самодержавие, а конституция, как вам хорошо известно, есть не что иное как школа раздоров, разлада, споров, несогласий, бесплотных партийных агитаций, партийных тенденций - одним словом, школа всего того, что обезличивает деятельность государства. Трибуна не хуже прессы приговорила правительства к бездействию и к бессилию и тем сделала их ненужными, лишними, отчего они были во многих странах свергнуты. Тогда стало возможным возникновение республиканской эры, и тогда мы заменили правителя карикатурой правительства - президентом, взятым из толпы, из среды наших креатур, наших рабов. В этом было основание мины, подведенной нами, под гоевский народ, или, вернее под гоевские народы.

В близком будущем мы утвердим ответственность президентов. Тогда мы уже не станем церемонится в проведении того, за что будет отвечать наша безличная креатура. Что нам до того, если разредеют ряды стремящихся ко власти, что наступят замешательства от ненахождения президентов, замешательства, которые окончательно дезорганизуют страну...

Чтобы привести наш план к такому результату, мы будем подстраивать выборы таких президентов, у которых в прошлом есть какое-нибудь нераскрытое темное дело, какая-нибудь "панама" - тогда они будут верными исполнителями наших предписаний из боязни разоблачений и из свойственного всякому человеку, достигшему власти, стремления удержать за собою привилегии, преимущества и почет, связанный со званием президента. Палата депутатов будет прикрывать, защищать, избирать президентов, но мы у нее отнимем право предложения законов, их изменения, ибо это право будет нами предоставлено ответственному президенту, куле в руках наших. Конечно, тогда власть президента станет мишенью для всевозможных нападок, но мы ему дадим самозащиту в праве обращения к народу, к его решению, помимо его представителей, то есть к тому же нашему слепому прислужнику - большинству из толпы. Независимо от этого мы предоставим президенту право объявления военного положения. Это последнее право мы будем мотивировать тем, что президент, как шеф армии страны, должен иметь ее в своем распоряжении на случай защиты новой республиканской конституции, на защиту которой он имеет право, как ответственный представитель этой конституции.

Понятно, при таких условиях ключ от святилища будет находиться в руках наших, и никто, кроме нас, не будет уже руководить законодательной силой.

Кроме того, мы отнимем у Палаты с введением новой республиканской конституции право запроса о правительственных мероприятиях под предлогом сохранения политической тайны, да, помимо того, новой конституцией мы сократим число народных представителей до минимума, чем сократим настолько же политические страсти и страсть к политике. Если же они, паче чаяния, возгорятся и в этом минимуме, то мы их сведем на нет воззванием и обращением ко всенародному большинству...

От президента будет зависеть назначение президентов и вице- президентов Палаты и Сената. Вместо постоянных сессий Парламентов мы сократим их заседания до нескольких месяцев. Кроме того, президент, как начальник исполнительной власти, будет иметь право собрать и распустить Парламент и в случае роспуска протянуть время до назначения нового парламентского собрания. Но чтобы последствия от всех этих, по существу, беззаконных действий не пали на установленную нами ответственность президента преждевременно для наших планов, мы дадим министрам и другим окружающим президента чиновникам высшей администрации мысль обходить его распоряжения собственными мерами, за что и подпадать под ответственность вместо него... Эту роль мы особенно рекомендуем давать Сенату, Государственному Совету или Совету Министров, а не отдельному лицу.

Президент будет, по нашему усмотрению, толковать смысл тех из существующих законов, которые можно истолковать различно; к тому же он будет аннулировать их, когда ему нами будет указана в том надобность; кроме того он будет иметь право предлагать временные законы и даже новое изменение правительственной конституционной работы, мотивируя как то, так и другое требованиями высшего блага государства.

Такими мерами мы получим возможность уничтожить мало-помалу, шаг за шагом все то, что первоначально при вступлении нашем в наши права, мы будем вынуждены ввести в государственные конституции для перехода к незаметному изъятию всякой конституции, когда наступит время превратить всякое правление в наше самодержавие.

Признание нашего самодержца может наступить и ранее уничтожения конституции: момент этого признания наступит, когда народы, измученные неурядицами и несостоятельностью правителей, нами подстроенною, воскликнут: "Уберите их и дайте нам одного, всемирного царя, который объединил бы нас и уничтожил бы причины раздоров - границы, национальности, религии, государственные расчеты, который дал бы нам мир и покой, которых мы не можем найти с нашими правителями и представителями..."

Но вы сами отлично знаете, что для возможности всенародного выражения подобных желаний необходимо непрестанно мутить во всех странах народные отношения и правительства, чтобы переутомить всех разладом, враждою, борьбою, ненавистью и даже мученичеством, голодом, прививкою болезней, нуждою, чтобы гои не видели другого исхода, как прибегнуть к нашему денежному и полному владычеству.

Если же мы дадим передышку народам, то желательный момент едва ли когда-нибудь наступит.
Протокол 11

Программа новой конституции. Некоторые подробности предположенного переворота. Гои - бараны. Тайное масонство и его "показные ложи".

Государственный Совет явится как подчеркиватель власти правителя: он, как показная часть Законодательного корпуса, будет как бы комитетом редакций законов и указов правителя. Итак, вот программа новой готовящейся конституции. Мы будем творить закон, Право и Суд: 1) под видом предложений Законодательному Корпусу; 2) указами президента, под видом общих установлений, постановлений Сената и решений Государственного Совета, под видом министерских постановлений; 3) а в случае наступления удобного момента - в форме государственного переворота.

Установив приблизительно modus agendi, займемся подробностями тех комбинаций, которыми нам остается довершить переворот хода государственных машин в вышесказанном направлении. Под этими комбинациями я разумею свободу прессы, право ассоциации, свободу совести, выборное начало и многое другое, что должно будет исчезнуть из человеческого репертуара или должно будет в корне изменено на другой день после провозглашения новой конституции. Только в этот момент нам возможно будет сразу объявить все наши постановления, ибо после всякое заметное изменение будет опасно, и вот почему: если это изменение приведено будет с суровой строгостью и в смысле строгости и ограничений, то оно может довести до отчаяния, вызванного боязнью новых изменений в том же направлении; если же оно произведено будет в смысле дальнейших послаблений, то скажут, что мы сознали свою неправоту, а это подорвет ореол непогрешимости новой власти, или же скажут, что испугались и вынуждены идти на уступки, за которые никто не будет благодарен, ибо будет их считать должными... То и другое вредно для престижа новой конституции. Нам нужно, чтобы с первого момента ее провозглашения, когда народы будут ошеломлены свершившимся переворотом, будут еще находиться в терроре и недоумении, они сознали, что мы так сильны, так неуязвимы, так исполнены мощи, что мы с ними ни в коем случае не будем считаться и не только не обратим внимания на их мнения и желания, но готовы и способны с непререкаемой властью подавить выражение и проявление их в каждый момент и на каждом месте, что мы все сразу взяли, что нам было нужно и что мы ни в коем случае не станем делиться с ними нашей властью... Тогда они из страха закроют глаза на все и станут ожидать, что из этого выйдет.

Гои - баранье стадо, а мы для них волки. А вы знаете, что бывает с овцами, когда в овчарню забираются волки?..

Они закроют глаза на все еще и потому, что мы им пообещаем вернуть все отнятые свободы после усмирения врагов мира и укрощения всех партий...

Стоит ли говорить о том, сколько времени они будут ожидать этого возврата?..

Для чего же мы придумали и внушили гоям всю эту политику, внушили, не дав им возможности разглядеть ее подкладку, для чего, как не для того, чтобы обходом достигнуть того, что недостижимо для нашего рассеянного племени прямым путем. Это послужило основанием для наше тайной организации тайного масонства, которого не знают, и целей, которых даже и не подозревают скоты гои, привлеченные нами в показную армию масонских лож, для отвода глаз их соплеменникам.

Бог даровал нам, своему избранному народу, рассеяние, и в этой кажущейся для всех слабости нашей и сказалась вся наша сила, которая теперь привела нас к порогу всемирного владычества. Нам теперь немного остается уже достраивать на заложенном фундаменте.
Протокол 12

Масонское толкование слова "свобода". Будущее прессы в масонском царстве. Контроль над прессой. Корреспондентские агентства. Что такое прогресс в понятиях масонства? Еще о прессе. Масонская солидарность в современной прессе. Возбуждение провинциальных "общественных" требований. Непогрешимость нового режима.

Слово "свобода", которое можно толковать разнообразно, мы определяем так:

Свобода есть право делать то, что позволяет закон. Подобное толкование этого слова в то время послужит нам к тому, что вся свобода окажется в наших руках, потому что законы будут разрушать или созидать только желательное нам по вышеизложенной программе.

С прессой мы поступим следующим образом. - Какую роль играет теперь пресса? Она служит пылкому разгоранию нужных нам страстей или же эгоистичным партийностям. Она бывает пуста, несправедлива, лжива, и большинство людей не понимают вовсе, чему она служит. Мы ее оседлаем и возьмем в крепкие вожжи, то же сделаем и с остальной печатью, ибо какой смысл нам избавляться от нападок прессы, если мы останемся мишенью для брошюры и книги. Мы превратим ныне дорогостоящий продукт гласности, дорогой благодаря необходимости его цензуры, в доходную статью для нашего государства: мы ее обложим особым марочным налогом и взносами залогов при учреждении органов печати или типографий, которые должны будут гарантировать наше правительство от всяких нападений со стороны прессы. За возможное нападение мы будем штрафовать беспощадно. Такие меры, как марки, залоги и штрафы, ими обеспеченные, принесут огромный доход правительству. Правда, партийные газеты могли бы не пожалеть денег, но мы их будем закрывать по второму нападению на нас. Никто безнаказанно не будет касаться ореола нашей правительственной непогрешимости. Предлог для прекращения издания - закрываемый-де орган, волнует умы без повода и основания. Прошу заметить, что среди нападающих на нас будут и нами учрежденные органы, но они будут нападать исключительно на пункты, предназначенные нами к изменению. Ни одно оповещение не будет проникать в общество без нашего контроля. Это и теперь уже нами достигается тем, что все новости получаются несколькими агентствами, в которых они централизуются со всех концов света. Эти агентства будут тогда уже всецело нашими учреждениями и будут оглашать только то, что мы им предпишем. Если теперь мы сумели овладеть умами гоевских обществ до той степени, что все они почти смотрят на мировые события сквозь цветные стекла тех очков, которые мы им надеваем на глаза, если теперь для нас ни в одном государстве не существует запоров, преграждающих нам доступ к так называемым гоевской глупостью государственным тайнам, то что же будет тогда, когда мы будем признанными владыками мира, в лице нашего всемирного царя?!

Вернемся к будущности печати. - Каждый, пожелавший быть издателем, библио текарем или типографщиком, будет вынужден добыть на это дело установленный диплом, который в случае провинности немедленно же будет отобран. При таких мерах орудие мысли станет воспитательным средством в руках нашего правительства, которое уже не допустит народную массу заблуждаться в дебрях и мечтах о благодеяниях прогресса. Кто из нас не знает, что эти призрачные благодеяния - прямые дороги к нелепым мечтаниям, от которых родились анархические отношения людей между собою и к власти, потому что прогресс, или лучше сказать, идея прогресса навела на мысль о всякого рода эмансипации, не установив ее границы... Все так называемые либералы суть анархисты, если не дела, то мысли. Каждый из них гоняется за призраками свободы, впадая исключительно в своеволие, то есть в анархию протеста ради протеста...

Перейдем к прессе. Мы ее обложим, как и всю печать, марочными сборами с листа и залогами, а книги, имеющие менее 3О листов, - в двойном размере. Мы их запишем в разряд брошюр, чтобы, с одной стороны, сократить число журналов, которые собой представляют худший печатный яд, а с другой - эта мера вынудит писателей к таким длинным произведениям, что их будут мало читать, особенно при их дороговизне. То же, что мы будем издавать сами на пользу умственного направления в намеченную нами сторону, будет дешево и будет читаться нарасхват. Налог угомонит пустое литературное влечение, наказуемость поставит литераторов в зависимость от нас. Если и найдутся желающие писать против нас, то не найдется охотников печатать их произведения. Прежде чем принять для печати какое-либо произведение, издатель или типографщик должен будет прийти к властям просить разрешение на это. Таким образом, нам заранее будут известны готовящиеся против нас козни, и мы их разобьем, забежав вперед с объяснениями на трактуемую тему. Литература и журналистика - две важнейшие воспитательные силы, вот почему наше правительство сделается собственником большинства журналов. Этим будет нейтрализовано вредное влияние частной прессы и приобретется громадное влияние на умы... Если мы разрешим десять журналов, то сами учредим тридцать и так далее в том же роде. Но этого отнюдь не должны подозревать в публике, почему и все издаваемые нами журналы будут самых противоположных по внешности направлений и мнений, что возбудит к нам доверие и привлечет к ним наших, ничего не подозревающих противников, которые, таким образом, попадутся в нашу западню и будут обезврежены. На первом плане поставятся органы официального характера. Они будут всегда стоять на страже наших интересов, и потому их влияние будет сравнительно ничтожно.

На втором - станут официозы, роль которых будет заключаться в привлечении равнодушных и тепленьких.

На третьем - мы поставим как бы нашу оппозицию, которая хотя бы в одном из своих органов будет представлять собой как бы наш антипод. Наши действительные противники в душе примут эту кажущуюся оппозицию за своих и откроют нам свои карты.

Все наши газеты будут всевозможных направлений - аристократического, республиканского, революционного, даже анархического - пока, конечно, будет жить конституция... Они, как индийский божок Вишну, будут иметь сто рук, из которых каждая будет щупать пульс у любого из общественных мнений. Когда пульс ускорится, тогда эти руки поведут мнение по направлению к нашей цели, ибо разволновавшийся субъект теряет рассудительность и легко поддается внушению. Те дураки, которые будут думать, что повторяют мнение газеты своего лагеря, будут повторять наше мнение или то, которое нам желательно. Воображая, что они следуют за органом своей партии, они пойдут за тем флагом, который мы вывесим для них.

Чтобы направлять в этом смысле наши газетные милиции, мы должны особенно тщательно организовать это дело. Под названием центрального отделения печати мы учредим собрания, в которых наши агенты будут незаметно давать пароль и сигналы. Обсуждая и противореча нашим начинаниям всегда поверхностно, не затрагивая существа их, наши органы будут вести пустую перестрелку с официальными газетами для того только, чтобы дать нам повод высказаться более подробно, чем мы могли бы это сделать в первоначальных официальных заявлениях. Конечно, когда это для нас будет выгодно.

Нападки эти на нас сыграют еще и ту роль, что подданные будут уверены в полной свободе свободоговорения, а нашим агентам это даст повод утверждать, что выступающие против нас органы пустословят, так ка не могут найти настоящих поводов к существенному опровержению наших распоряжений.

Такие незаметные для общественного внимания, но верные мероприятия всего успешнее поведут общественное внимание и доверие в сторону нашего правительства. Благодаря им мы будем возбуждать и успокаивать умы в политических вопросах, убеждать или сбивать с толку, печатая то правду, то ложь, данные или их опровержения, смотря по тому, хорошо или дурно они приняты, всегда осторожно ощупывая почву, прежде чем на нее ступить... Мы будем побеждать наших противников наверняка, так как у них не будет в распоряжении органов печати, в которых они могли бы высказаться до конца, вследствие вышесказанных мероприятий против прессы. Нам не нужно будет даже опровергать их до основания...

Пробные камни, брошенные нами в третьем разряде нашей прессы, в случае надобности мы будем энергично опровергать в официозах... Уже и ныне в формах хотя бы французской журналистики существует масонская солидарность в пароле: все органы печати связаны между собою профессиональной тайной; подобно древним авгурам, ни один член ее не выдаст тайны своих сведений, если не постановлено их оповестить. Ни один журналист не решится предать этой тайны, ибо ни один из них не допускается в литературу без того, чтобы все прошлое его не имело бы какой-нибудь постыдной раны... Эти раны были бы тотчас же раскрыты. Пока эти раны составляют тайну немногих, ореол журналиста привлекает мнение большинства страны - за ним шествуют с восторгом.

Наши расчеты особенно простираются на провинцию. В ней нам необходимо возбудить те упования и стремления, с которыми мы всегда могли бы обрушиться на столицу, выдавая их столицам за самостоятельные упования и стремления провинций. Ясно, что источник их будет все тот же - наш. Нам нужно, чтобы иногда, пока мы еще не в полной власти, столицы оказывались окутанными провинциальным мнением народа, то есть большинства, подстроенного нашими агентами. Нам нужно, чтобы столицам в психологический момент не пришлось бы обсуждать совершившегося факта уже по одному тому, что он принят мнением провинциального большинства. Когда мы будем в период нового режима, переходного к нашему воцарению, нам нельзя будет допускать разоблачения прессой общественной бесчестности; надо, чтобы думали, новый режим так всех удовлетворил, что даже преступность иссякла... Случаи проявления преступности должны оставаться в ведении их жертв и случайных свидетелей - не более.
Протокол 13

Нужда в насущном хлебе. Вопросы политики. Вопросы промышленности. Увеселения. Народные дома. "Истина одна". Великие проблемы.

Нужда в насущном хлебе заставляет гоев молчать и быть нашими покорными слугами. Взятые в нашу прессу из их числа агенты будут обсуждать по нашему приказу то, что нам неудобно издавать непосредственно в официальных документах, а мы тем временем, под шумок поднявшегося обсуждения возьмем да и проведем желательные нам меры и поднесем их публике как совершившийся факт. Никто не посмеет требовать отмены раз решенного, тем более что оно будет представлено, как улучшение... А тут пресса отвлечет мысли на новые вопросы (мы ведь приучили людей искать все нового). На обсуждение этих новых вопросов набросятся те из безмозглых вершителей судеб, которые до сих пор не могут понять, что они ничего не смыслят в том, что берутся обсуждать. Вопросы политики никому недоступны, кроме руководящих ею уже много веков создателей ее.

Из всего этого вы увидите, что, добиваясь мнения толпы, мы только облегчаем ход нашего механизма, и вы можете заметить, что не действиям, а словам, выпущенным нами по тому или другому вопросу, мы как бы ищем одобрения. Мы постоянно провозглашаем, что руководимся во всех наших мероприятиях надеждой, соединенной с уверенностью послужить общему благу.

Чтобы отвлечь слишком беспокойных людей от обсуждения вопросов политики,мы теперь проводим новые якобы вопросы ее - вопросы промышленности. На этом поприще пусть себе беснуются! Массы соглашаются бездействовать, отдыхать от якобы политической деятельности (к которой мы же их приучили, чтобы бороться при их посредстве с гоевскими праительствами), лишь под условием новых занятий, в которых мы им указываем как бы то же политическое направление. Чтобы они сами до чего-нибудь не додумались, мы их еще отвлекаем увеселениями, играми, забавами, страстями, народными домами... Скоро мы станем через прессу предлагать конкурсные состязания в искусстве, спорте всех видов: эти интересы отвлекут окончательно умы от вопросов, на которых нам пришлось бы с ними бороться. Отвыкая все более и более от самостоятельного мышления,люди заговорят в унисон с нами, потому что мы одни станем предлагать новые направления мысли... конечно, через таких лиц, с которыми нас не почтут солидарными.

Роль либеральных утопистов будет окончательно сыграна, когда наше правление будет признано. До тех пор они нам сослужат хорошую службу. Поэтому мы еще будем направлять умы на всякие измышления фантастичесих теорий, новых и якобы прогрессивных: ведь мы с полным успехом вскружили прогрессом безмозглые гоевские головы, и нет среди гоев ума, который бы увидел, что под этим словом кроется отвлечение от истины во всех случаях, где дело не касается материальных изобретений, ибо истина одна, в ней места прогрессу. Прогресс,как ложная идея, служит к затемнению истины, чтобы никто ее не знал, кроме нас, божиих избранников, хранителей ее.

Когда мы воцаримся, то наши ораторы будут толковать о великих проблемах, которые переволновали человечество для того, чтобы в конце концов привести к нашему благому правлению.

Кто заподозрит тогда, что все эти проблемы были подстроены нами по политическому плану, которого никто не раскусил в течение многих веков?!
Протокол 14

Религия будущего. Будущее крепостное право. Недоступность познания тайн религии будущего. Порнография и будущее печатного слова.

Когда мы воцаримся, нам нежелательно будет существование другой религии, кроме нашей о едином боге (* происхождение этого "единого бога" будет выяснено ниже - прим. С. Нилуса *), с которым наша судьба связана нашим избранничеством и которым та же наша судьба объединена с судьбами мира. Поэтому мы должны раз рушить всякие верования. Если от этого родятся современные атеисты, то, как переходная ступень, это не помешает нашим видам, а послужит примером для тех поколений, которые будут слушать проповеди наши о религии Моисея (* подразумевается Талмуд - прим. С. Нилуса *), приведшей своей стойкой и обдуманной системой к покорению нам всех народов. В этом мы подчеркнем и мистическую ее правду, на которой, скажем мы, основывается вся ее воспитательная сила... Тогда при каждом случае мы будем сравнивать наше благое правление с прошлым. Благодеяния покоя, хотя и вынужденного веками волнений, послужат к новому рельефу оказанного блага. Ошибки гоевских администраций будут описываться нами в самих ярких красках. Мы посеем такое к ним отвращение, что народы предпочтут покой в крепостном состоянии правам пресловутой свободы, столь их измучившим, истощившим самые источники человеческого существования, которые эксплуатировались толпою проходимцев, не ведавших, что творят... Бесполезные перемены правлений, к которым мы подбивали гоев, когда подкапывали их государственные здания, до того надоедят к тому времени народам, что они предпочтут терпеть от нас все, лишь бы не рисковать переиспытывать пережитые волнения и невзгоды. Мы же особенно буде подчеркивать исторические ошибки гоевских правлений, столько веков промучивших человечество отсутствием сообразительности во всем, что касается истинного его блага, в погоне за фантастическими проектами социальных благ, не замечая, что эти проекты все более ухудшали, а не улучшали положение всеобщих отношений, на которых основывается человеческая жизнь...

Вся сила наших принципов и мероприятий будет заключена в том, что они нами выставятся и истолкуются, как яркий контраст разложившимся старым порядкам общественного строя.

Наши философы будут обсуждать все недостатки гоевских верований, но никто никогда не станет обсуждать нашу веру с ее истинной точки зрения, так как ее ни кто основательно не узнает, кроме наших, которые никогда не посмеют выдать ее тайны...

В странах, называемых передовыми, мы создали безумную, грязную, отвратительную литературу (* участие евреев в создании и распространении этого рода литературы известно - прим. С. Нилуса *). Еще некоторое время после вступления нашего во власть мы станем поощрять ее существование, чтобы она рельефнее обрисовала контраст речей, программ, которые раздадутся с высот наших... Наши умные люди, воспитанные для руководства гоями, будут составлять речи, проекты, записки, статьи, которыми мы будем влиять на умы, направляя их к намеченным нами понятиям и знаниям.
Протокол 15

Однодневный мировой переворот. Казни. Будущая участь гоев-масонов. Мистичность власти. Размножение масонских лож. Центральное управление мудрецов. "Азефовщина". Масонство как руководитель всех тайных обществ. Значение публичного успеха. Коллективизм. Жертвы. Казни масонов. Падение престижа законов и власти. Предызбранничество. Краткость и ясность законов будущего царства. Послушание начальству. Меры против злоупотребления властью. Жестокость наказания. Предельный возраст для судей. Либерализм судей и власти. Мировые деньги. Абсолютизм масонства. Право кассации. Патриархальный "вид" власти будущего "правителя". Обоготворение правителя. Право сильного как единственное право. Царь Израильский - патриарх мира.

Когда наконец окончательно воцаримся при помощи государственных переворотов, всюду подготовленных к одному и тому же дню, после окончательного признания негодности всех существующих правительств (а до этого пройдет еще немало времени, может, и целый век), мы постараемся, чтобы против нас уже не было заговоров. Для этого мы немилосердно казним всех, кто встретит наше воцарение с оружием в руках. Всякое новое учреждение какого-либо тайного общества будет тоже наказано смертной казнью, и те из них, которые ныне существуют, нам известны и нам служат и служили, мы раскассируем и вышлем в далекие от Европы континенты. Так мы поступим с теми гоями из масонов, которые слишком много знают; те же, которых мы почему-либо помилуем, будут оставаться в постоянном страхе перед высылкой. Нами будет издан закон, по которому все бывшие участники тайных обществ подлежат изгнанию из Европы как центра нашего управления.

Решения нашего правительства будут окончательны и безаппеляционны. В гоевских обществах, в которых мы посеяли такие глубокие корни разлада и протестантизма, возможно водворить порядок только беспощадными мерами, доказывающими неукоснительную власть: нечего смотреть на падающие жертвы, приносимые для будущего блага. В достижении блага, хотя бы путем жертвоприношения, заключена обязанность всякого правления, которое сознает, что не в привилегиях только, но и в обязанностях состоит его существование. Главное дело для незыблемости правления укрепление ореола могущества, а ореол этот достигается только величественной непоколебимостью власти, которая носила бы на себе признаки неприкосновенности от мистических причин - от Божьего избрания. Таково было до последнего времени русское Самодержавие - единственный в мире серьезный враг наш, если не считать Папства. Вспомните пример того, как залитая кровью Италия не коснулась волоса с головы Силлы, который пролил эту кровь: Силла обоготворился своею мощью в глазах народа, хотя и истерзанного им, а мужественное его возвращение в Италию ставило его вне прикосновенности... Народ не касается того, кто гипнотизирует его своею храбростью и силою духа.

Пока же, до нашего воцарения, мы, напротив, создадим и размножим франкмасонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех, могущих быть и существующих выдающихся деятелей, потому что в этих ложах будет главное справочное место и влияющее средство. Все эти ложи мы централизуем под одно, одним нам известное, всем же остальным неведомое управление, которое состоит из наших мудрецов. Ложи будут иметь своего представителя, прикрывающего собой сказанное управление масонства, от которого будет исходить пароль и программа. В этих ложах мы завяжем узел всех революционных и либеральных элементов. Состав их будет состоять из всех слоев общества. Самые тайные политические замыслы будут нам известны и попадут под наше руководство в самый первый день их возникновения. В числе членов этих лож будут все почти агенты международной и национальной политики (* "Азефовщина" - прим. С. Нилуса *), так как ее служба для нас незаменима в том отношении, что полиция может не только по-своему распорядиться с непокорными, но и прикрыть наши деяния, создавать предлоги к неудовольствиям и т. д...

В тайные общества обыкновенно поступают всего охотнее аферисты, карьеристы и вообще люди, по большей части легкомысленные, с которыми нам будет нетрудно вести дело и ими заводить механизм проектированной нами машины... Если этот мир замутится, то это будет означать, что нам нужно было его замутить, чтобы расстроить слишком большую его солидарность. Если же среди него возникнет заговор, то во главе его станет не кто иной, как один из вернейших слуг наших. Естественно, что мы, а не кто другой, поведем масонские действия, ибо мы знаем, куда ведем, знаем конечную цель всякого действия, гои же не ведают ничего, даже непосредственного результата: они задаются обыкновенно минутным расчетом удовлетворения самолюбия в исполнении задуманного, не замечая даже того, что самый замысел не принадлежал их инициативе, а нашему наведению на мысль...

Гои идут в ложи из любопытства или в надежде при их помощи пробраться к общественному пирогу, а некоторые для того, чтобы иметь возможность высказать перед публикой свои несбыточные и беспочвенные мечтания: они жаждут эмоции успеха и рукоплесканий, на которые мы весьма щедры. Мы затем и дали им этот успех, чтобы пользоваться отсюда рождающимся самообольщением, с которым люди незаметно воспринимают наши внушения, не остерегаясь их, в полной уверенности, что их непогрешимость выпускает свои мысли, а воспринять чужих уже не может... Вы не можете себе представить, как умнейших из гоев можно привести к бессознательной наивности, при условии самообольщения, и вместе с тем как легко их обескуражить малейшей неудачей, хотя бы прекращением аплодисментов, и привести к рабьему повиновению ради возобновления успеха... Насколько наши пренебрегают успехом, лишь бы провести свои планы, настолько гои готовы пожертвовать всякими планами, лишь бы получить успех. Эта их психология значительно облегчает нам задачу их направления. Эти тигры по виду имеют бараньи души, а в головах их ходит сквозной ветер. Мы посадили их на конька мечты о поглощении человеческой индивидуальности символической единицей коллективизма... Они еще не разобрались и не разберутся в той мысли, что этот конек есть явное нарушение главнейшего закона природы, создавшей с самого сотворения мира единицу, непохожую на другие именно в целях индивидуальности...

Если мы могли привести их к такому безумному ослеплению, то не доказывает ли это с поразительной ясностью, до какой степени ум гоев человечески не развит по сравнению с нашим умом?! Это-то главным образом и гарантирует наш успех.

Насколько же были прозорливы наши древние мудрецы, когда говорили, что для достижения серьезной цели не следует останавливаться перед средствами и считать число жертв, приносимых ради этой цели... Мы не считали жертв из числа семени скота - гоев, хотя и пожертвовали многими из своих, но зато и теперь уже дали им такое положение на земле, о котором они и мечтать не могли. Сравнительно немногочисленные жертвы из числа наших оберегли нашу народность от гибели...

Смерть есть неизбежный конец для всякого. Лучше этот конец приблизить к тем, кто мешает нашему делу, чем к нашим, к нам, создателям этого дела. Мы казним масонов так, что никто, кроме братий об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни: все они умирают, когда это нужно, как бы от нормального заболевания... Зная это, даже братия, в свою очередь, не смеет протестовать. Такими мерами мы вырвали из среды масонства самый корень протеста против наших распоряжений. Проповедуя гоям либерализм, мы в то же время держим мы в то же время держим свой народ и наших агентов в неукоснительном послушании.

Под нашим влиянием исполнение гоевских законов сократилось до минимума. Престиж закона подорван либеральными толкованиями, введенными нами в эту сферу. В важнейших политических и принципиальных делах и вопросах суды решают, как мы им предписываем, видят дела в том свете, каком мы их облекаем для гоевской администрации, конечно, через подставных лиц, с которыми общего как бы не имеем, - газетным мнением или другими путями... Даже сенаторы и высшая администрация слепо принимают наши советы. Чисто животный ум гоев не способен к анализу и наблюдению, а тем более к предвидению того, к чему может клониться известная постановка вопроса.

В этой разнице способности мышления между гоями и нашими можно ясно узреть печать избранничества и человечности, в отличие от инстинктивного, животного ума гоев. Они зрят, но не предвидят и не изобретают (разве только материальные вещи). Из этого ясно, что сама природа предназначила нам руководить и править миром.

Когда наступит время нашего открытого правления, время проявлять его благотворность, мы переделаем все законодательство: наши законы будут кратки, ясны, незыблемы, без всяких толкований, так что их всякий будет в состоянии твердо знать. Главная черта, которая будет в них проведена, - это послушание начальству, доведенное до грандиозной степени. Тогда всякие злоупотребления иссякнут вследствие ответственности всех до единого перед высшей властью представителя власти. Злоупотребления же властью, лежащей ниже этой последней инстанции, будут так беспощадно наказываться, что у всякого отпадет охота экспериментировать свои силы. Мы будем неукоснительно следить за каждым действием администрации, от которой зависит ход государственной машины, ибо распущенность в ней порождает распущенность повсюду: ни один случай незаконности или злоупотребления не останется без примерного наказания.

Укрывательство, солидарное попустительство между служащими в администрации - все это зло исчезнет после первых же примеров сурового наказания. Ореол нашей власти требует целесообразных, то есть жестоких наказаний за малейшее нарушение, ради личной выгоды, ее высшего престижа. Потерпевший, хотя бы и не в мере своей вины, будет как бы солдатом, падающим на административном поле на пользу Власти, Принципа и Закона, которые не допускают отступления с общественной дороги на личную от самих же правящих общественной колесницей. Например, наши судьи будут знать, что, желая похвастать глупым милосердием, они нарушают закон о правосудии, который создан для примерного назидания людей наказаниями за проступки, а не для выставки духовных качеств судьи... Эти качества уместно показывать в частной жизни, а не на общественной почве, которая представляет собою воспитательную основу человеческой жизни.

Наш судьбоносный персонал будет служить не долее 55-летнего возраста, во-первых, потому, что старцы упорнее держаться предвзятых мнений, менее способны повиноваться новым распоряжениям, а во-вторых, потому, что это нам доставит возможность такой мерой достигнуть гибкости перемещения персонала, который этим легче согнется под нашим давлением: кто пожелает задержаться на своем месте, должен будет слепо повиноваться, чтобы заслужить этого. Вообще же наши судьи будут избираемы нами из среды только тех, которые твердо будут знать, что их роль карать и применять законы, а не мечтать о проявлении либерализма, за счет государственного воспитательного плана, как это ныне воображают гои... Мера перемещения будет служить еще и к подрыву коллективной солидарности сослуживцев и всех привяжет к интересам правительства, от которого будет зависеть их судьба. Молодое поколение судей будет воспитано во взглядах о недопущении таких злоупотреблений, которые могли бы нарушить установленный порядок отношений наших подданных между собою.

Ныне гоевские судьи творят поблажки всяким преступлениям, не имея представления о своем назначении, потому что теперешние правители при определении судей на должность не заботятся внушить им чувство долга и сознания дела, которое от них требуется. Как животное выпускает своих детей на добычу, так и гои дают своим подданным доходные места, не думая им разъяснить, на что это место создано. Оттого их правления и разрушаются собственными силами, через действия своей же администрации.

Почерпнем же в примере результатов этих действий еще один урок для своего правления.

Мы искореним либерализм из всех важных стратегических постов нашего управления, от которых зависит воспитание подчиненных нашему общественному строю. На эти посты попадут только те, которые будут воспитаны нами для административного управления. На возможное замечание, что отставка старых служащих будет дорого стоить казне, скажу, во-первых, что им найдут предварительно частную службу взамен теряемой, а во-вторых, замечу, что в наших руках будут сосредоточены все мировые деньги, следовательно, не нашему правительству бояться дороговизны...

Наш абсолютизм во всем будет последователен, а потому в каждом своем постановлении наша великая воля будет уважаема и беспрекословно исполняема: она будет игнорировать всякий ропот, всякое недовольство, искореняя всякое проявление их в действии наказанием примерного свойства.

Мы упраздним кассационное право, которое перейдет в исключительное наше распоряжение - в ведение правящего, ибо мы не должны допустить возникновения у народа, чтобы могло состояться неправильное решение нами поставленных судей. Если же что-либо подобное произойдет, то мы сами кассируем решение, но с таким примерным наказанием судьи за непонимание своего долга и назначения, что эти случаи не повторятся Повторяю, что мы будем знать каждый шаг нашей администрации, за которым только и надо следить, чтобы народ был доволен нами, ибо он вправе требовать от хорошего правления и хорошего ставленника...

Наше правление будет иметь вид патриархальный, отеческой опеки со стороны нашего правителя. Народ наш и подданные увидят в его лице отца, заботящегося о каждой нужде, о каждом действии, о каждом взаимоотношении как подданных друг к другу, так и их к правителю. Тогда они настолько проникнуться мыслью, что им невозможно обходиться без этого попечения и руководства, если они желают жить в мире и спокойствии, что они признают самодержавие нашего правителя с благоговением, близким к обоготворению, особенно когда убедятся, что наши ставленники не заменяют его властью своею, а лишь слепо исполняют его предписания. Они будут рады, что мы все урегулировали в их жизни, как это делают умные родители, которые хотят воспитывать своих детей в чувстве долга и послушания. Ведь народы по отношению к тайнам нашей политики вечно несовершеннолетние дети, точно также, как их правления...

Как видите я основываю наш деспотизм на праве и долге: право вынуждать исполнение долга есть прямая обязанность правительства, которое есть отец для своих подданных. Оно имеет право сильного для того, чтобы пользоваться им во благо направления человечества к природоопределенному слою - послушанию. Все в мире находится в послушании, если не у людей, то у обстоятельств, или у своей натуры, во всяком же случае, у сильнейшего. Так будем же мы этим сильнейшим ради блага.

Мы обязаны, не задумываясь, жертвовать отдельными личностями, нарушителями установленного порядка, ибо в примерном наказании зла лежит великая воспитательная задача.

Когда царь Израильский наденет на свою священную голову корону, поднесенную ему Европой, он сделается патриархом мира. Необходимые жертвы, им принесенные, вследствие их целесообразности, никогда не достигнут числа жертв, принесенных в течение веков манией величия - соревнованием гоевских правительств.

Наш царь будет находиться в непрестанном общении с народом, говоря ему с трибуны речи, которые молва будет в тот же час разносить на весь мир.

0

4

Протокол 16

Обезвреживание университетов. Замена классицизма. Воспитание и звание. Реклама власти "правителя" в школах. Отмена свободного преподавания. Новые теории. Независимость мысли. Наглядное обучение.

С целью уничтожения всяких коллективных сил, кроме наших, мы обезвредим первую ступень коллективизма - университеты, перевоспитав их в новом направлении. Их начальства и профессора будут подготовляемы для своего дела подробными тайными программами действий, от которых они безнаказанно не отступят ни на йоту. Они будут назначаться с особой осторожностью и будут поставлены в полную зависимость от правительства. Мы исключим из преподавания государственное право, как и все, что касается политического вопроса. Эти предметы будут преподаваться немногим десяткам лиц, избранным по выдающимся способностям из числа посвященных. Университеты не должны выпускать из своих стен молокососов, стряпающих планы конституции, как комедии или трагедии, занимаясь вопросами политики, в которых и отцы-то их ничего никогда не смыслили.

Плохо направленное ознакомление большего числа лиц с вопросами политики создает утопистов и плохих подданных, как вы сами можете усмотреть из примера всеобщего воспитания в этом направлении гоев. Нам надо было ввести в их воспитание все те начала, которые блистательно надломили их строй. Когда же мы будем у власти, то мы удалим всякие смущающие предметы из воспитания и сделаем из молодежи послушных детей начальства, любящих правящего как опору и надежду на мир и покой.

Классицизм, как и всякое изучение древней истории, в которой более дурных, чем хороших примеров, мы заменим изучением программы будущего. Мы вычеркнем из памяти людей все факты прежних веков, которые нам не желательны, оставив из них только те, которые обрисовывают все ошибки гоевских правлений. Учение о практической жизни, об обязательном строе, об отношениях людей друг к другу, об избежании дурных эгоистических примеров, которые сеют заразу зла, и другие подобные вопросы воспитательного характера будут стоять в первых нумерах преподавательской программы, составленной по отдельному плану для каждого звания, ни под каким видом не обобщая преподавания. Такая постановка вопроса имеет особую важность.

Каждое общественное звание должно быть воспитано в строгих разграничениях, согласно назначению и труду. Случайные гении всегда умели и сумеют проскочить в другие звания, но ради этой редкой случайности пропускать в чужие ряды бездарности, отнимая места от присущих этим рядам по рождению и занятию - совершенное безумие. Вы сами знаете, чем все это кончилось для гоев, допустивших эту вопиющую бессмыслицу.

Чтобы правящий крепко засел в сердцах и умах своих подданных, надо во время его деятельности преподавать всему народу в школах и на площадях об его значении и деяниях, о всех его благоначинаниях.

Мы уничтожим всякое свободное преподавание. Учащиеся будут иметь право вместе с родными собираться, как в клуб, - в учебные заведения: во время этих собраний, по праздникам, преподаватели будут читать якобы свободные лекции о вопросах человеческих взаимоотношений, о законах примера, о репрессалиях, рождающихся от бессознательных отношений и, наконец, о философии новых теорий, еще не явленных миру. Эти теории мы возведем в догмат веры как переходную ступень к нашей вере. По окончании изложения нашей программы действий в настоящем и будущем я вам прочту основания этих теорий.

Словом, зная из многовекового опыта, что люди живут и руководству- ются идеями, что идеи эти всасываются людьми только при помощи воспитания, даваемого с одинаковым успехом всем возрастам, конечно, только различными приемами, мы поглотим и конфискуем в нашу пользу последние проблески независимости мысли, которую мы давно уже направляем на нужные нам предметы и идеи. Система обуздания мысли уже в действии, в так называемой системе наглядного обучения, имеющей превратить гоев в немыслящих, послушных животных, ожидающих наглядности, чтобы сообразить ее... Во Франции один из лучших наших агентов, Буржуа, уже провозгласил новую программу наглядного воспитания.
Протокол 17

Адвокатура. Влияние священничества гоев. Свобода совести. Папский двор. Царь Иудейский как патриарх-папа. Способы борьбы с существующей Церковью. Задачи современной прессы. Организация полиции. Добровольческая полиция. Шпионство по образцу кагального шпионажа. Злоупотребление властью.

Адвокатура создает людей холодных, жестоких, упорных, беспринципных, становящихся во всех случаях на безличную, чисто легальную почву. Они приучились все относить к выгоде защиты, а не к социальному благу ее результатов. Они приучились все относить к выгоде защиты, а не к социальному благу ее результатов. Они обыкновенно не отказываются ни от какой защиты, домогаются оправдания во что бы то ни стало, придираясь к мелким загвоздкам юриспруденции: этим они деморализуют суд. Поэтому мы эту профессию поставим в узкие рамки, которые заключат ее в сферу исполнительного чиновничества. Адвокаты будут лишены наравне с судьями права общения с тяжущимися, получая дела только от суда, разбирая их по докладным запискам и документам, защищая своих клиентов после допроса их на суде по выяснившимся фактам. Они будут получать гонорар, невзирая на качество защиты. Это будут простые докладчики дел в пользу правосудия в перевес прокурору, который будет докладчиком в пользу обвинения: это сократит судебный доклад. Таким образом установится честная, беспристрастная защита, веденная не из интереса, а по убеждению. Это, между прочим, устранит практикующиеся ныне подкупы товарищей, их соглашение дать выигрыш делу только того, кто платит...

Священничество гоев мы уже озаботились дискредитировать и этим разорить их миссию, которая ныне могла бы очень мешать. С каждым днем его влияние на народы падает. Свобода совести провозглашена теперь всюду, следовательно, нас только годы отделяют от момента полного крушения христианской религии; с другими же религиями мы справимся еще легче, но об этом говорить преждевременно. Мы поставим клерикализм и клерикалов в такие узкие рамки, чтобы их влияние пошло обратно своему прежнему движению.

Когда придет время окончательно уничтожить папский двор, то палец от невидимой руки укажет народам в сторону этого двора. Когда же народы бросятся туда, мы выступим как бы его защитниками, чтобы не допустить до сильных кровопусканий. Этой диверсией мы проберемся в самые его недра и уже не выйдем оттуда, пока не подточим всю силу этого места. Царь Иудейский будет настоящим папою Вселенной, патриархом интернациональной церкви.

Но пока мы перевоспитаем юношество в новых переходных верах, а затем и в нашей, мы не затронем открыто существующие церкви, а будем с ними бороться критикой, возбуждающей раскол...

Вообще же наша современная пресса будет изобличать государственные дела, религии, неспособности гоев и все это в самых беспринципных выражениях, чтобы всячески унизить их, так, как это умеет делать только наше гениальное племя...

Наше царство будет апологией божка Вишну, в котором находится олицетворение его - в наших ста будет по пружине социальной машины. Мы будем все видеть без помощи официальной полиции, которая в той форме ее прав, которую мы ей выработали для гоев, мешает правительствам видеть. При нашей программеатреть наших подданных будет наблюдать за остальными из чувства долга, из принципа добровольной государственной службы. Тогда не будет постыдно быть шпионом и доносчиком, а похвально, но необоснованные доносы будут жестоко наказуемы, чтобы не развелось злоупотребления этим правом.

Наши агенты будут из числа как высшего, так и низшего общества, из среды веселящегося административного класса, издатели, типографы, книгопродавцы, приказчики, рабочие, кучера, лакеи и т. д. Эта бесправная, не уполномоченная на какое-либо самоуправство, а следовательно, безвластная полиция будет только свидетельствовать и докладывать, а проверка ее показаний и аресты будут зависеть от ответственной группы контролеров по делам полиции, самые же аресты будут производить жандармский корпус и городская полиция. Не донесший о виденном и слышанном по вопросам политики тоже будет привлекаться к ответственности за укрывательство, если будет доказано, что он в этом виновен.

Подобно тому, как ныне наши братья под собственною ответственностью обязаны доносить кагалу на своих отступников или замеченных в чем-либо, противном кагалу, так в нашем всемирном царстве будет обязательно для всех наших подданных соблюдать долг государственной службы в этом направлении.

Такая организация искоренит злоупотребления властью, силой, подкупом - все то, что мы ввели нашими советами, теориями сверхчеловеческих прав в привычки гоев... Но как же нам иначе было бы и добиться увеличения причин к беспорядкам среди их администрации, как не этими путями?! В числе же этих путей один из важнейших - это агенты водворения порядка, поставленные в возможность в своей разрушительной деятельности проявлять и развивать свои дурные наклонности - своенравие, своевластие и в первую голову взяточничество.
Протокол 18

Меры охраны. Наблюдение в среде заговорщиков. Открытая охрана - гибель власти. Охрана Иудейского царя. Мистический престиж власти. Арест по первому подозрению.

Когда нам будет нужно усилить строгие меры охраны (страшнейший яд для престижа власти), мы устроим симуляцию беспорядков или проявление неудовольствий, выражаемых при содействии хороших ораторов. К этим ораторам примкнут сочувствующие. Это даст нам повод к обыскам и надзору со стороны наших слуг из числа гоевской полиции...

Так как большинство заговорщиков действуют из любви к искусству, говорения ради, то до проявления с их стороны действий мы их не будем тревожить, а лишь введем в их среду наблюдательные элементы... Надо помнить, что престиж власти умаляется, если она обнаруживает часто заговоры против себя: в этом заключена презумпция признания бессилия, или, что еще хуже, неправоты. Вам известно, что мы разбили престиж Царствующих гоев частыми покушениями на их жизнь чрез своих агентов, слепых баранов нашего стада, которых легко несколькими либеральными фразами двинуть на преступления, лишь бы они имели политическую окраску. Мы вынудим правителей признать свое бессилие в объявлении открытых мер охраны и этим погубим престиж власти.

Наш правитель будет охраняться только самой неприметной стражей, потому что мы не допустим и мысли, чтобы против него могла существовать такая крамола, с которой он не в силах бороться и вынужден от нее прятаться.

Если бы мы допустили эту мысль, как это делали и делают гои, то тем самым мы подписали бы приговор, если не ему самому, то его династии в недалеком будущем.

По строго соблюдаемой внешности наш правитель будет пользоваться своею властью только для пользы народа, а отнюдь не для своих или династических выгод. Поэтому при соблюдении этого декорума его власть будет уважаться и ограждаться самими подданными, ее будут боготворить в сознании, что с ней связано благополучие каждого гражданина государства, ибо от нее будет зависеть порядок общественного строя...

Охранять Царя открыто - это значит признать слабость организации его силы.

Наш правитель будет всегда в народе окружен толпой как бы любопытных мужчин и женщин, которые займут первые ряды около него по виду случайно, а сдерживать будут ряды остальных из уважения якобы к порядку. Это посеет пример сдержанности в других. Если в народе окажется проситель, старающийся подать прошение, пробиваясь через ряды, то первые ряды должны принять это прошение и на глазах просителя передать его правителю, чтобы все знали, что подаваемое доходит по назначению, что, следовательно, существует контроль самого правителя. Ореол власти требует для своего существования, чтобы народ мог сказать, "когда бы знал об этом Царь" или "Царь об этом узнает".

С учреждением официальной охраны исчезает мифический престиж власти: при наличности известной смелости каждый считает себя хозяином на ней, крамольник сознает свою силу и при случае караулит момент для покушения на власть... Для гоев мы проповедовали иное, но за то же и можем видеть пример, до чего их довели меры открытой охраны!..

У нас преступники будут арестованы при первом более или менее обоснованном подозрении: нельзя из боязни могущей произойти ошибки предоставлять возможность побега подозреваемым в политическом проступке или преступлении, к которым мы будем поистине беспощадными. Если еще можно, с известной натяжкой, допустить рассмотрение побудительных причин в простых преступлениях, то нет извинения для лиц, занимающихся вопросами, в которых никто, кроме правительства, ничего понять не может... Да и не все правительства-то понимают истинную политику.
Протокол 19

Право подачи прошений и проектов. Крамола, Подсудность политических преступлений. Реклама политических преступлений.

Если мы не допустим самостоятельного занятия политикой, то напротив, будем поощрять всякие доклады или петиции с предложениями на усмотрение правительства всяких проектов для улучшения народного бытия: это нам откроет недостатки или же фантазии наших подданных, на которые мы будем отвечать или исполнением, или толковым опровержением, которое доказало бы близорукость рассуждающего неправильно.

Крамольничество есть не что иное, как лай моськи на слона. Для правительства, хорошо организованного не с полицейской, а с общественной стороны, моська лает на слона, не сознавая его силы и значения. Стоит только на добром примере показать значение того или другого, как моськи перестанут лаять, а станут вилять хвостом, как только завидят слона.

Чтобы снять престиж доблести с политического преступления, мы посадим его на скамью подсудимых наряду с воровством, убийством и всяким отвратительным и грязным преступлением. Тогда общественное мнение сольет в своем представлении этот разряд преступлений с позором всякого другого и заклеймит его одинаковым презрением.

Мы старались и, надеюсь, достигли того, что гои не постигли такого способа борьбы с крамолой. Для этого через прессу и в речах, косвенно, - в умно составленных учебниках истории, мы рекламировали мученичество, якобы принятое крамольниками на себя, за идею общего блага. Эта реклама увеличила контингент либералов и поставила тысячи гоев в ряды нашего живого инвентаря.

Протокол 20

Финансовая программа, Прогрессивный налог, Марочный прогрессивный сбор. Фондовая касса, % бумаги и застой денежного обращения. Отчетность. Отмена представительства. Застой капиталов. Денежный выпуск. Золотая валюта. Валюта стоимости рабочей силы. Бюджет. Государственные займы. Однопроцентная серия. Промышленные бумаги. Правители гоев: временщики; масонские агенты.

Сегодня мы коснемся финансовой программы, которую я отложил на конец своего доклада, как труднейший, завершительный и решительный пункт наших планов. Приступая к ней, я напомню, что говорил вам раньше намеком, что итог наших действий разрешен вопросом цифр.

Когда мы воцаримся, наше самодержавное правительство будет избегать, ради принципа самосохранения, чувствительно обременять народные массы налогами, не забывая своей роли отца и покровителя. Но так как государственная организация стоит дорого, то все же необходимо получить нужные для этого средства. Поэтому надобно выработать особенно тщательно вопрос равновесия в этом предмете.

Наше правление, в котором Царь будет иметь легальную фикцию принадлежности ему всего, что находится в его государстве (что легко перевести на дело), может прибегнуть к законному изъятию всяких сумм для урегулирования их обращения в государстве. Из этого следует, что покрытие налогов лучше всего производить с прогрессивного налога на собственность. Таким образом, подати будут уплачивать без стеснения или разорения в соразмерном % владения. Богатые должны сознавать, что их обязанность предоставить часть своих излишков в общегосударственное пользование, так как государство им гарантирует безопасность владения остальным имуществом и право честной наживы, говорю - честной, ибо контроль над имуществом устранит грабежи на законном основании.

Эта социальная реформа должна идти сверху, ибо ей наступает время - она необходима, как залог мира.

Налог с бедняка есть семя революции и служит к ущербу для государства, теряющего крупное в погоне за мелочью. Независимо от этого налог с капиталистов уменьшит рост богатства в частных руках, в которых мы ныне их стянули для противовеса правительственной силе гоев - государственным финансам.

Налог, увеличивающийся в процентном отношении к капиталу, даст много больший доход, чем нынешний поголовный или цензовый, который для нас теперь полезен только для возбуждения волнений или неудовольствий среди гоев.

Сила, на которую наш царь будет опираться, в равновесии гарантии мира, ради которых необходимо, чтобы капиталисты поступились долей своих доходов, ради безопасности действия государственной машины. Государственные нужды должны оплачивать те, которым это не в тягость и с которых есть что взять.

Такая мера уничтожит ненависть бедняка к богачу, в котором он увидит нужную финансовую поддержку для государства, увидит в нем устроителя мира и благоденствия, так как он будет видеть, что им уплачиваются для их достижения нужные средства.

Чтобы интеллигентные плательщики не слишком горевали о новых платежах, им будут в назначении этих платежей давать подробные отчеты, за исключением, конечно, таких сумм, которые будут распределены на нужды трона и административных учреждений.

Царствующий не будет иметь своих имуществ, раз все в государстве представляет собою его достояние, а то одно противоречило бы другому: факт собственных средств уничтожил бы право собственности на всеобщее владение.

Родственники царствующего, кроме его наследников, которые тоже содержатся на средства государства, должны становиться в ряды государственных служащих или трудиться для того, чтобы получить право собственности: привилегия царской крови не должна служить для хищения казны.

Купля, получение денег или наследства будут оплачиваться марочным прогрессивным сбором. Не заявленная этим сбором, непременно именная, передача собственности денежной или другой возложит на прежнего владельца платеж % налога за время от передачи этих сумм до обнаружения уклонения от заявления о передаче. Передаточные расписки должны еженедельно представляться в местное казначейство с обозначением имени, фамилии и постоянного местожительства бывшего и нового владельца имущества. Эта именная передача должна начинаться с определенной суммы, превышающей обыкновенные расходы о купле и продаже необходимого, которые будут оплачиваться лишь марочным сбором определенного % с единицы.

Расчитайте-ка, во сколько раз такие налоги покроют доходы гоевских государств.

Фондовая касса государства должна будет содержать определенный комплект запасных сумм, а все то, что будет собрано сверх этого комплекта, должно будет возвращаться в обращение. На эти суммы будут устраиваться общественные работы. Инициатива таких работ, исходящая из государственных источников, крепко привяжет рабочий класс к государственным интересам и к царствующим. Из этих же сумм часть будет выделена на премии изобретательности и производства.

Отнюдь не следует, сверх определенных и широко рассчитанных сумм, задерживать хотя бы единицу в государственных кассах, ибо деньги существуют для обращения, и всякий их застой губительно отзывается на ходе государственного механизма, для которого они служат смазывающим средством: застой смазки может остановить правильный ход этого механизма.

Замена части обменного знака процентными бумагами произвела именно такой застой. Последствия этого обстоятельства теперь уже достаточно заметны.

Отчетный двор тоже нами будет установлен, и в нем правитель во всякое время найдет полный отчет государственных приходов и расходов, за исключением текущего, еще не составленного месячного отчета и предыдущего, еще не доставленного.

Единственное лицо, которому не будет интереса грабить государственные кассы, - это собственный их правитель. Вот почему контроль устранит возможность утраты и растраты.

Отнимающее драгоценное время у правителя представительство в приемах ради этикета будет устранено для того, чтобы правитель имел время для контроля и соображения. Тогда его мощь не будет уже раздроблена на временщиков, окружающих для блеска и пышности престол и заинтересованных только в своих, а не в общегосударственных интересах.

Экономические кризисы были нами произведены для гоев не чем иным, как извлечением денег из обращения. Громадные капиталы застаивались, извлекая деньги из государств, которые к нам же и были вынуждены обратиться за займами. Эти займы отяготили финансы государства платежами % и закрепостили их названным капиталом... Концентрация промышленности в руках капиталистов из рук кустарей высосала все народны соки, а с ними и государственные...

Нынешний выпуск денег вообще не соответствует поголовной потребности, а потому не может удовлетворить всем рабочим нуждам. Выпуск денег должен согласоваться с приростом населения, причем необходимо считать и детей, как их потребителей со дня рождения. Пересмотр выпуска есть существенный вопрос для всего мира.

Вы знаете, что золотая валюта была гибелью для принявших ее государств, ибо она не могла удовлетворить потреблению денег, тем более что мы изъяли золото из употребления сколько возможно.

У нас должна быть введена валюта стоимости рабочей силы, будь она бумажная или деревянная. Мы произведем выпуск денег по нормальным потребности каждого подданного, прибавляя его количество с каждым родившимся человеком, убавляя его с каждым умершим.

Расчетами будет заведовать каждый департамент (французское административное деление), каждый округ.

Чтобы не было задержек в выдаче денег на государственные нужды, суммы и срок их выдачи будут определяться указом правителя: этим устранится протекторат министерства над одними учреждениями в ущерб другим.

Бюджеты доходов и расходов будут вестись рядом, чтобы они не затемнялись вдали друг от друга.

Проектированные нами реформы гоевских финансовых учреждений и принципов мы облечем в такие формы, что они никого не встревожат. Мы укажем на необходимость реформ вследствие того беспорядочного сумбура, до которого дошли финансовые беспорядки у гоев. Первый непорядок, укажем мы, состоит в том, что у них начинают с назначения простого бюджета, который растет из года в год по следующей причине: этот бюджет дотягивают до половины года; затем требуют поправочный бюджет, который растрачивают через три месяца, после чего требуют дополнительный бюджет, и все это заканчивается ликвидационным бюджетом. А так как бюджет следующего года назначается согласно сумме общего подсчета, то ежегодный отход от нормы простирается на 50% в год, отчего годовой бюджет утраивается через десять лет. Благодаря таким приемам, допущенным беспечностью гоевских государств, опустели их кассы. Наступивший затем период займов добрал остатки и привел все государства гоев к банкротству.

Вы отлично понимаете, что такое хозяйство, внушенное нами гоям, не может быть ведено нами.

Всякий заем доказывает государственную немощь и непонимание государственных прав. Займы как дамоклов меч висят над головой правителей, которые вместо того, чтобы брать у своих подданных временным налогом, идут с протянутой рукой просить у наших банкиров. Внешние займы суть пиявки, которых никак нельзя отнять от государственного тела, пока они сами не отпадут или государство само их не сбросит. Но гоевские государства не отрывают их, а все продолжают их присаживать к себе, так что они неизбежно должны погибнуть, истекая от добровольного кровопускания.

В сущности, что же иное представляет собой заем, да еще внешний?! Заем - это выпуск правительственных векселей, содержащих процентное обязательство соразмерно сумме заемного капитала. Если заем оплачивается 5%, то через двадцать лет государство напрасно выплачивает процентную сумму, равную взятому займу: в сорок лет оно выплачивает двойную сумму, в шестьдесят - тройную, а долг остается все таким же непокрытым долгом.

Из этого расчета очевидно, что при поголовной форме налога государство черпает последние гроши бедняков плательщиков податей, чтобы расплачиваться с иностранными богачами, у которых оно взяло деньги взаймы, вместо того чтобы собрать те гроши на свои нужды без процентных приплат.

Пока займы были внутренние, гои только перемещали деньги из кармана бедняка в карманы богачей, но когда мы подкупили кого следовало, чтобы перевести займы на внешнюю почву, то все государственные богатства потекли в наши кассы и все гои стали нам платить дань подданства.

Если легкомысленность царствующих гоев в отношении государственных дел и продажность министров или непонимание в финансовых вопросах других правящих лиц, заложили свои страны нашим кассам неоплатными долгами, то надо знать, сколько же это нам стоило труда и денег!..

Застой денег нами допущен не будет, а потому не будет государственных % бумаг, кроме однопроцентной серии, чтобы платежи %% не отдавали государственной мощи на высасывание пиявкам. Право выпуска процентных бумаг будет исключительно предоставлено промышленным компаниям, которым нетрудно будет оплачивать проценты с прибылей, которых государство не вырабатывает на занятые деньги, подобно этим компаниям, ибо оно занимает на траты, а не на операции.

Промышленные бумаги будут покупаться и правительством, которое из нынешнего плательщика дани по займам превратится в заимодавца из расчета. Такая мера прекратит застой денег, тунеядство и лень, которые нам были полезны у самостоятельных гоев, но нежелательны в нашем правлении.

Как ясно недомыслие чисто животных мозгов гоев, выразившееся в том, что, когда они брали взаймы у нас под платежи %%, они не думали, что все равно те же деньги, да еще с приплатой %% им придется черпать из своих же государственных карманов для расплаты с нами! Что было проще прямо взять нужные деньги у своих?!

Это же доказывает гениальность нашего избранного ума в том, что мы сумели им так представить дело займов, что они в них даже усмотрели для себя выгоду.

Наши расчеты, которые мы представим, когда придет время, под освещением вековых опытов, проделанных нами над гоевскими государствами, будут отличаться ясностью и определенностью и воочию покажут всем пользу наших нововведений. Они положат конец тем злоупотреблениям, благодаря которым мы владели гоями, но которые не могут быть допущены в нашем царстве.

Мы так обставим расчетную систему, что ни правитель, ни мельчайший чиновник не будет в состоянии вывести малейшей суммы незаметно от ее назначения или направить ее по другому направлению, кроме того, которое будет значиться в раз определенном плане действий.

Без определенного же плана управлять нельзя. Шествуя по определенной дороге и с неопределенным запасом, погибают в пути герои-богатыри.

Гоевские правители, которых мы когда-то посоветовали отвлечь от государственных занятий представительными приемами, этикетами, увеселениями, были лишь ширмами нашего правления. Отчеты временщиков, их заменяющих на поприще дел, составлялись для них нашими агентами и каждый раз удовлетворяли недальновидные умы обещаниями, что в будущем предвидятся сбережения и улучшения... С чего сбережения? С новых налогов?.. - могли спросить и не спросили читающие наши отчеты и проекты... Вы знаете, до чего довела их такая беспечность, до какого финансового расстройства они дошли, несмотря на удивительное трудолюбие их народов...
Протокол 21
Внутренние займы. Пассив и налоги. Конверсии, Банкротство, Сберегательные кассы и рента. Уничтожение фондовых бирж. Таксирование промышленных ценностей.

К доложенному Вам на прошлом собрании прибавлю еще подробное объяснение о внутренних займах. О внешних же я говорить более не буду, потому что они нас питали национальными деньгами гоев, для нашего же государства не будет иностранцев, то есть чего-либо внешнего.

Мы пользовались продажностью администраторов и нерадивостью правителей, чтобы получать двойные, тройные и большие суммы, ссужая гоевским правительствам вовсе ненужные государствам деньги. Кто же бы мог делать то же по отношению к нам?.. Поэтому буду излагать подробности только одних внутренних займов.

Объявляя о заключении такого займа, государства открываю подписку на свои векселя, то есть на процентные бумаги. Для того чтобы они были доступны для всех, им назначают цену от ста до тысяч: при этом делается скидка для первых подписчиков. На другой день искусственно поднимается цена на них, якобы потому, что все бросаются их покупать. Через несколько дней кассы казначейства будто бы переполнены, и денег девать некуда (зачем же их брать?). Подписка якобы превышает во много раз выпуск займа: в этом весь эффект - вот-де какое доверие к векселям правительства.

Но когда комедия сыграна, то возникает факт образовавшегося пассива, и притом весьма тяжелого. Для уплаты процентов приходится прибегать к новым займам, не поглощающим, а лишь увеличивающим капитальный долг. Когда же кредит истощен, приходится новыми налогами покрывать не заем, а только все % по нем. Эти налоги - пассив, употребляемый для покрытия пассива...,

Далее наступает время конверсий, но они уменьшают платеж процентов, а не покрывают долгов, кроме того, они не могу быть сделаны без согласия заимодавцев: при объявлении о конверсии предлагается возврат денег тем, кто не согласен конвертировать свои бумаги. Если бы все выразили свое несогласие и потребовали свои деньги назад, то правительства были бы пойманы на собственную удочку и оказались не в состоянии уплатить предложенные деньги. По счастью, не сведующие в финансовых делах подданные гоевских правительств всегда предпочитали потери на курсе и уменьшение % риска новых помещений денег, Чем и дали этим правительствам сбросить с себя не раз пассив в несколько миллионов.

Теперь, при внешних долгах, таких штук выкинуть гои уже не могут, зная, что мы потребуем все деньги назад.

Таким образом, признанное банкротство лучше всего докажет странам отсутствие связи между интересами народов и их правлений.

Обращаю ваше сугубое внимание на это обстоятельство и на следующее: ныне все внутренние займы консолидированы так называемыми летучими долгами, то есть такими, сроки уплаты которых более или менее близки. Долги эти состоят из денег, положенных в сберегательные и запасные кассы. Находясь долгое время в распоряжении правительства, эти фонды улетучиваются для уплаты процентов по заграничным займам, а вместо них положены на разную сумму вклады ренты.

Вот эти-то последние и покрывают все прорехи в государственных кассах гоев.

Когда мы взойдем на престол мира, то все подобные финансовые извороты, как не соответствующие нашим интересам, будут уничтожены бесследно, как будут уничтожены и все фондовые биржи, так ка мы не допустим колебать престиж нашей власти колебанием цен на наши ценности, которые мы объявим законом в цене полной их стоимости без возможности их понижения или повышения. (Повышение дает повод к понижению, с чего мы и начали в отношении ценностей гоев).

Мы заменим биржи грандиозными казенными кредитными учреждениями, назначение которых будет состоять в таксировании промышленных ценностей согласно правительственным соображениям. Эти учреждения будут в состоянии выбросить на рынок на пятьсот миллионов промышленных бумаг в один день или скупить на столько же. Таким образом, все промышленные предприятия станут в зависимость от нас. Вы можете себе представить, какую мощь мы составим себе через это!..
Протокол 22
Тайна грядущего. Многовековое зло как основание будущего блага. Ореол власти и мистическое ей поклонение.

Во всем, что мною до сих пор доложено вам, я старался тщательно обрисовать тайну происходящего - бывшего и текущего, стремящегося в поток великих, грядущих уже в близком будущем событий, тайну законов наших отношений к гоям и финансовых операций. На эту тему мне остается еще немного добавить.

В наших руках величайшая современная сила - золото: в два дня мы можем его достать из наших хранилищ в каком угодно количестве.

Неужели нам еще доказывать, что наше правление предназначено от бога?! Неужели таким богатством мы не докажем, что то зло, которое столько веков мы вынуждены были творить, в конце концов послужило к истинному благу - приведению всего к порядку?! Хотя и через некоторое насилие, но он все же будет установлен. Мы сумеем доказать, что мы благодетели, вернувшие растерзанной земле истинное добро и свободу личности, которой мы дадим пользоваться покоем, миром, достоинством отношений, при условии, конечно, соблюдения установленных нами законов. Мы выясним при этом, что свобода не состоит в распущенности и в праве на разнузданность, как равно достоинство и сила человека не состоят в праве каждому провозглашать разрушительные принципы вроде свободы совести, равенства и им подобным, что свобода личности отнюдь не состоит в праве волновать себя или других, безобразничая ораторством в беспорядочных скопищах, а что истинная свобода состоит в неприкосновенности личности, честно и точно соблюдающей все законы общежития, что человеческое достоинство заключено в сознании своих прав и вместе бесправия, а не в одном только фантазировании на тему своего "я".

Наша власть будет славною, потому, что она будет могущественна, будет править и руководить, а не плестись за лидерами и ораторами, выкрикивающими безумные слова, которые они называют великими принципами и которые не что иное, говоря по совести, как утопия... Наша власть будет вершителем порядка, в котором и заключается все счастье людей. Ореол этой власти внушить мистическое поклонение ей и благоговение перед ней народов. Истинная сила не поступается никаким правом, даже Божественным: никто не смеет приступить к ней, чтобы отнять у нее хотя бы пядь ее мощи.
Протокол 23
Сокращение производства предметов роскоши. Кустарное производство. Безработица. Запрещение пьянства. Убийство старого общества и воскрешение его в новом виде. Избранник Божий.

Чтобы народы привыкли к послушанию, надо их приучить к скромности, а потому сократить промышленное производство предметов роскоши. Этим мы улучшим нравы, деморализованные соревнованием на почве роскоши. Мы восстановим кустарное производство, которое подорвет частные капиталы фабрикантов. Это необходимо еще и потому, что крупные фабриканты часто двигают, хотя и не всегда сознательно, мыслями масс против правительства. Народ-кустарь не знает безработицы, а это его связывает с существующим порядком, а следовательно, и с крепостью власти. Безработица - самая опасная вещь для правительства. Для нас ее роль будет сыграна, как только власть перейдет в наши руки. Пьянство будет тоже запрещено законом и наказуемо, как преступление против человечности людей, превращающихся в животных под влиянием алкоголя.

Подданные, повторяю еще раз, слепо повинуются только сильной, вполне независимой от них руке, в которой они чувствуют меч на защиту и поддержку против ударов социальных бичей... На что им нужна ангельская душа в царстве? - Им надо видеть в нем олицетворение силы и мощи.

Владыка, который сменит ныне существующие правления, влачащие свое существование среди деморализованных нами обществ, отрекающихся даже от Божеской власти, из среды которых выступает со всех сторон огонь анархии, прежде всего должен приступить к заливанию этого всепожирающего пламени. Поэтому он обязан убить такие общества, хотя бы залить их собственною кровью, чтобы вновь их воскресить в лице правильно организованного войска, борющегося сознательно со всякой заразой, могущей изъязвить государственное тело.

Этот избранник Божий назначен свыше, чтобы сломит безумные силы, движимые инстинктом, а не разумом, животностью, а не человечностью. Эти силы теперь торжествуют в проявлениях грабительства и всякого насилия под личиною принципов свободы и прав. Они разрушили все социальные порядки, Чтобы на них воздвигнуть трон царя Иудейского; но их роль будет сыграна в момент воцарения его. Тогда их надо будет смести с его пути, на котором не должно лежать ни сучка, ни задоринки.

Тогда-то нам можно будет сказать народам: благодарите Бога и преклонитесь перед носящим на лице своем печать предопределения людей, к которому Сам Бог вел его звезду, чтобы никто иной, кроме него, не мог освободить вас от всех вышеуказанных сил и зол.
Протокол 24
Укрепление корней царя Давида(?). Подготовка царя. Устранение прямых наследников. Царь и трое его посвятивших. Царь - судьба. Безупречность внешней нравственности царя Иудейского.

Теперь перейду к способу укрепления династических корней царя Давида до последних слоев земли...

Это укрепление будет заключаться прежде всего в том, в чем до сего дня заключалась сила сохранения за нашими мудрецами ведения всех мировых дел, направления воспитания мысли всего человечества...

Несколько членов от семени Давидова будут готовить царей и их наследников, выбирая не по наследственному праву, а по выдающимся способностям, посвящая их в сокровенные тайны политики в планы управления с тем, однако, чтобы никто не ведал этих тайн. Цель такого образа действия та, чтобы все знали, что правление не может быть поручено непосвященным в тайны его искусства.

Только этим лицам будет преподано практическое применение названных планов через сравнение многовековых опытов, все наблюдения над политико-экономическими ходами и социальными науками - весь, словом, дух законов, непоколебимо установленных самою природой для урегулирования человеческих отношений.

Прямые наследники часто будут устраняемы от восшествия на престол, если в учебное время выкажут легкомыслие, мягкость и другие свойства - губители власти, которые делают неспособными к управлению, а сами по себе вредны для царского назначения.

Только безусловно способные к твердому, хотя бы и до жесткости, неукоснительному правлению, получат его бразды от наших мудрецов. В случае заболевания упадком воли или иным видом неспособности, цари должны будут по закону передавать бразды правления в новые способные руки...

Царские планы действий текущего момента, а тем более будущего будут неведомы даже тем, которых назовут ближними советниками. Только царь да посвятившие его трое будут знать грядущее. В лице царя, владеющего с непоколебимой волей собой и человечеством, все узрят как бы судьбу с ее неведомыми путями. Никто не будет ведать, чего царь желает достигнуть своими распоряжениями, а потому никто и не посмеет стать поперек неведомого пути... Понятно, нужно, чтобы умственный резервуар царей соответствовал вмещаемому в нем плану управления. Вот почему он будет всходить на престол не иначе, как по испытании своего ума названными мудрецами. Чтобы народ знал и любил своего царя, необходимо, чтобы он беседовал на площадях со своим народом. Это производит нужное скрепление двух сил, ныне отделенных нами террором друг от друга. Этот террор был нам необходим до времени для того, чтобы в отдельности обе эти силы подпали под наше влияние. Царь Иудейский не должен находиться под властью своих страстей, особенно же - сладострастия: ни одной стороной своего характера он не должен давать животным инстинктам власти над своим умом. Сладострастие хуже всего расстраивает умственные способности и ясность взглядов, отвлекая мысли на худшую и наиболее животную сторону человеческой деятельности.

Опора человечества в лице всемирного владыки от святого семени Давида должна приносить в жертву своему народу все личные влечения.

Владыка наш должен быть примерно безупречен.

0

5

ПРОТОКОЛЫ СИОНСКИХ МУДРЕЦОВ: ПРАВДА ИЛИ ВЫМЫСЕЛ?

«...Резкой противоположностью арийцу является еврей... Черноволосый еврейский юноша часами поджидает с сатанинской радостью в глазах ничего не подозревающих арийских девушек, которых он опозорит своей кровью и таким образом обкрадет нацию». Сидя в тюрьме Ландсберг, некрасивый, нервический человек диктовал своим соратникам по неудачному путчу длинные, риторичные заповеди, призванные спасти Европу и нацию от гибели. Его откровения записывали оба его сокамерника: уроженец Египта Рудольф Гесс и смуглый, похожий на еврея, француз Эмиль Морис — два образчика «истинной арийской породы».
Автор «Майн кампф» уже на протяжении 20 лет думал о «виновниках наших бед». Свой идейный «капитал» этот борец за чистоту расы почерпнул на страницах книжки, которую выучил наизусть. Она называлась «Протоколы сионских мудрецов». Этот «документ» раскрыл будущему «фюреру германской нации» глаза на потайную механику мира, стал для него настоящим манифестом «коричневой революции». Гитлер добросовестно переписал оттуда планы еврейского заговора, грозившего отдать «малому народцу» весь мир.
Человек, открывший «протоколы», узнает из них, что еврейская элита намеревалась хитростью и коварством извести родовитую знать. Что евреи стремятся заменить старый порядок декадентской демократией. Что они планируют захватить (а может уже захватили?) все золото мира, все банки и средства массовой информации. Что они внедряют в нестойкие умы людей новые отвратительные доктрины — марксизм, дарвинизм и ницшеанство — и разрушают традиционные ценности, которых люди придерживались на протяжении многих сто-
летий. Что капитализм, коммунизм и либерализм — это различные формы планомерного разложения общества евреями. Что евреи, завладев наконец миром, поставят царя из рода Давидова править и во-лодеть всеми народами, и те пребудут у него в подчинении. Что впереди нас ждет? Pax Judaica («Мир по-еврейски»)! В этом прекрасном, мире для арийцев будут открыты лишь гетто ...
Эта тонкая книжица стала сводом самых распространенных предрассудков в отношение евреев — своего рода «антологией антисемитских идей». Позднее они были омыты кровью — и прокляты. Казалось, вместе с начетчиками тех лозунгов и заветов должна была исчезнуть из памяти людской и сама эта книга. Но она жива, ее идеи все так же соблазнительны. В странах арабского мира «Протоколы сионских мудрецов» переиздавались около полусотни раз (особенно эта книга нравилась Герою Советского Союза Гамаль Абдель Насеру). В США только за последние 10 лет (начиная с 1990 г.) вышло более 30 изданий. За чтением этих «Протоколов» благодушно примиряются любые националисты — от поклонников Гитлера до радикалов из «Нации ислама». Их ненависть обращена на общего врага. «Протоколы», словно камертон, настраивают ярость толпы, направляя ее энергию на «правое дело»..

0

6

...Шел 1921 год. До написания книги «Моя борьба» узником тюрьмы Ландсберг оставалось три года. Но уже в это время стало ясно, что пресловутые «Протоколы сионских мудрецов» являются не чем иным,
как фальшивкой. Корреспондент лондонской газеты «Тайме» в Стамбуле мистер Филипп Грейвс установил, что большая часть пресловутых «Протоколов» представляет собой... плагиат. Он сумел разыскать книгу-первоисточник, о которой все к тому времени уже забыли.
Оказывается, что в 1864 году, когда Францией правил император Наполеон III, из печати вышла брошюра, озаглавленная «Диалог в аду между Макиавелли и Монтескье, или Политика Макиавелли в XIX веке». За этим пышным названием скрывалась едкая сатира. Ее автор, для отвода глаз превратившись в безвестного стенографиста, записавшего признания двух известных политологов прошлого, отправленных в ад на перековку, высмеял, дав волю гиперболам и фантазиям, политику «нового Наполеона». Его анонимность не стала защитой от полиции. Угодил ли адвокат Морис Жоли (1821—1878) в ад, нам неизвестно (хотя как самоубийца он мог найти туда путь), но все-таки 15 месяцев во французской тюрьме он «за свой пасквиль» получил. Полиция конфисковала большую часть «Диалогов» и уничтожила их...
В течение трех дней, с 16 по 18 августа 1921 года, мистер Грейвс на страницах своей газеты опубликовал серию сенсационных статей, в которых разоблачил «Протоколы» как давнюю фальшивку. Он убедительно доказал, что речь идет о плагиате, причем давняя выдумка трактовалась составителями «Протоколов» как непреложный факт. Они ухитрились втиснуть в свой опус почти 40 процентов текста, украденного у Жоли.
Прицельный выстрел мистера Грейвса, однако, пришелся «в молоко». «Диалог» Жоли так и остался забытой брошюрой, а «Протоколы» вот уже целый век тревожат умы людей, превращая их отчаяние и смутные протесты в отчетливую, непреходящую ненависть к евреям...
В начале XIX столетия император Наполеон I уравнял евреев в гражданских правах с другим населением Европы. Множество евреев покидает гетто, некоторые из них стремительно богатеют. Нарицательным становится имя банкиров Ротшильдов. Они выступили на авансцену истории в самом конце наполеоновских войн. В 1811 — 1816 годах через их руки проходила почти половина всех субсидий, выделяемых Англией своим континентальным союзникам. Их богатство вызывало зависть, раздражало. Враждебно встречали выскочек и нуворишей и представители высших классов, особенно выходцы из старой, родовитой знати, быстро терявшие влияние на политику буржуазных правительств. Евреи же со страниц либеральных изданий настойчиво защищали гражданские свободы, которыми так ловко умели распорядиться. В глазах благонамеренного общества они не могли не казаться опаснейшими смутьянами и революционерами. «Берегите монархов от возмущения черни, а страну — от засилья евреев» — к такому выводу приходили консервативные мыслители, с ужасом наблюдая упа-

0

7

док современных им нравов. Вывод был сделан. Пришло время собирать факты и готовить обвинительное заключение против «духа еврейства, вырвавшегося за стены гетто и опошлившего жизнь и культуру европейских народов».
В 1862 году на страницах мюнхенского журнала «Historisch-politische Blaetter» появилась анонимная статья. В ней говорилось, что евреи якобы группируются за кулисами политической жизни, создавая «псевдомасонские» ложи, чтобы манипулировать оттуда националистическими движениями в итальянских и германских странах. Это было сказано в начале того десятилетия, которое взорвало привычные порядки в Италии и Германии и соединило множество мелких княжеств и земель в единые государства. Кризис, крушение старого... Кто виноват? Евреи.
В 1868 году немецкий журналист Херман Гедше (1815—1878), укрывшись под псевдонимом «сэр Джон Ретклифф», выпустил роман «Биарриц». Он вызвал сенсацию в обществе (его название, кстати, напоминало об известном французском курорте, на котором любил отдыхать ненавистный пруссакам Наполеон III). Одна из глав этого романа, растянувшаяся на 40 страниц, озаглавлена «На еврейском кладбище в Праге». В ней описана тайная ночная сходка, состоявшаяся среди могил и склепов. Двенадцать фигур, облаченных в белые одежды, обступили усыпальницу знаменитого раввина. Это были посланцы от каждого колена Израилева. Не тревожимые никем, они принялись обсуждать, как покорить своей власти весь христианский мир. Такую сходку эти «тайные властители земли» устраивают раз в сто лет. Народы лишь пешки в их играх: они истребляют христиан, стравливая в братоубийственных войнах, а затем присваивают богатства, собранные другими...
Сэр Ретклифф, он же герр Гедше, тщательно описал стратегию иудеев. Во-первых, многие из них крестятся, стараясь слиться с христианами, чтобы легче было проводить среди них свою политику. Каждый такой выкрест — шпион, каждый страшнее сотни русских казаков Во-вторых, они стремятся подчинить себе биржи, банки и т.п. Денежные потоки можно сравнить с кровеносными сосудами государства. Евреи приникают к ним и, словно вампиры, выпивают их без остатка. В-третьих, еврейские банкиры услужливо предоставляют аристократам займы, опутывая их, как пауки, своими сетями, чтобы потом разорить и погубить. В-четвертых, они настойчиво стремятся ослабить силы любой державы, добиваясь отделения церкви от государства. В-пятых, они всюду поддерживают смутьянов, они мечтают о революциях и в каждой принимают деятельное участие. Наконец, в-шестых, они подчиняют себе все газеты, чтобы несведущие люди могли судить о происходящем лишь так, как это угодно иудеям...

0

8

Таковы была фантазии Гедше. Нетрудно заметить, что его идеи — с некоторыми поправками — до сих пор служат современным антисемитам. Патроны, отлитые прусским писателем, все так же бьют в цель. Газеты? Еврейская правда! Финансы? Еврейские деньги!
«Биарриц» стал бестселлером. Особой популярностью пользовалась глава о тайной еврейской вечере на пражском погосте. Наконец кто-то осмелился открыто сказать то, о чем так долго шептались и в каморках бедняков, и во дворцах аристократов! Поговаривали, что «сэр Ретклифф» сам из евреев и знает, о чем пишет. Вскоре упомянутую главу стали издавать отдельной брошюрой. Она была переведена на многие европейские языки. Она вошла в «сокровищницу» мировой антисемитской литературы.
В 1886 году парижский публицист Эдуард Дрюмон выпустил книгу «Еврейская Франция». За короткое время было продано 100 тыс. экземпляров. В последующие годы она переиздавалась 200 раз! В конце XIX века во Франции жило всего 100000 евреев (при населении почти в 38 млн человек), однако Дрюмон был уверен, что и это слишком много. В те годы он издавал антисемитскую газету «Свободное слово». Ее тираж в середине 1890-х годов вырос до 300 тыс. экземпляров. Именно со страниц этой газеты обрушились обвинения в адрес офицера французского генерального штаба Альфреда Дрейфуса, еврея по национальности.
В 1894 году начался процесс по делу «германского шпиона» Дрейфуса. По сфабрикованному обвинению он был приговорен к пожизненной каторге, но в 1899 году помилован, поскольку в противном случае представители США отказывались ехать на Всемирную парижскую выставку 1900 года. Нужно было выбирать между прибылью и принципиальностью. В 1906 году Дрейфус — кстати, сам по себе неприятный человек: выскочка, хвастун, мот — был реабилитирован.
Возникшие на этой волне «Протоколы сионских мудрецов», как установлено сегодня, были состряпаны выходцами из России. Непосредственно приложил к ним руку Петр Иванович Рачковский (1853—1911). В Петербурге его считали корифеем фальсификаций и блестящим мастером идеологической пропаганды. В 1882 году Рачковский возглавил парижское бюро царской охранки. В те годы во французской столице жила большая колония русских революционеров — эмигрантов «минус первой волны». Рачковский внимательно следил за их деятельностью. Ему помогали его обширные связи. В частности, он был хорошо знаком с начальником парижской полиции и при случае посещал салон его супруги Жюльетт.

0

9

К концу XIX века в царской России жило около 5 млн евреев. Большинство из них было вынуждено ютиться «за чертой оседлости» — в нищих городках и местечках Украины и Белоруссии. Некоторые из евреев богатели, становясь менялами или купцами. Это вы-
зывало обиду и зависть: «Кто намножил нищих?» Евреи? Конечно, не только они, и не в первую очередь они. И все-таки именно евреи — «не наихудшие люди в России» (слова Н.С. Лескова) — стали объектом спровоцированной сверху травли. Этих иноверцев, непопулярных к тому же и в других странах, легко было обвинять во всех бедах. Уже в 1881 — 1882 годах на юге России вспыхивают первые погромы.
Историки предполагают, что в высоких правительственных сферах было решено поручить искусству г-на Рачковского инспирировать антиеврейскую кампанию. Несомненных выгод от этого могло быть несколько. Вот мотивы, которыми могли руководствоваться люди, приступавшие к фабрикации «Протоколов».
В Российской империи нарастало революционное движение. Надо было дискредитировать его. Почему бы не представить молодых людей, шедших в революцию, пособниками «международного еврейства»? Это вызовет всеобщую неприязнь к ним.
Евреев, особенно состоятельных, надо принудить к эмиграции из России. Это даст преимущество их русским конкурентам.
Надо поправить международный престиж России. Погромы — пережиток Средних веков — могут быть оправданы лишь тем, что евреи готовили заговор против правительства и даже «против всех в мире правительств».
Наконец, была удобна и международная ситуация. Францию расколола борьба сторонников и противников Дрейфуса. В то же самое время, в августе 1897 года, в Базеле состоялся Первый сионистский конгресс. В этом «кагале» евреев, собравшихся со всего света, легко было увидеть прообраз тайной сходки колен Израилевых...
6 июня 1891 года П.И. Рачковский сообщал своему начальнику в Петербург, что погромы в России вызывают неодобрительные отклики во французской печати. Поэтому заведующий заграничной агентурой департамента полиции в Париже предложил, развернув искусную кампанию клеветы и дискредитации, пресечь в зародыше всякую симпатию к евреям и обелить любые меры, принимаемые против них.
Власти долго колебались. Работа началась лишь в 1894 году. Основными источниками стали памфлет Мориса Жоли и глава о сходке на пражском кладбище из романа Хермана Гедше «Биарриц». О памфлете Жоли Рачковский, вероятно, узнал в салоне мадам Адам. Стиль изложения и некоторые идеи показались весьма занятными, тем более что и составлен был первый вариант «Протоколов» по-французски. Русская аристократка Екатерина Радзивилл видела их рукопись, читала ее, как признавала много лет спустя, и заметила, как странно и неестественно звучит французский язык, на котором они якобы написаны. В 1897 году текст был готов. «Протоколы» перевели на русский язык.
Наступал решающий момент. Как преподнести их публике, чтобы она не распознала подделку9 Малейший промах, и произойдет крупный скандал!
Историки довольно точно проследили судьбу рукописи на ее пути от фабрикантов к читателю. Первым звеном в этой цепочке стала ЮлианаДмитриевна Глинка (1844—1918). Дочь русского посланника в Лисабоне, фрейлина императрицы, поклонница Блаватской, она любила посещать в Париже салон Жюльетт Адам и, возможно, была сотрудницей Рачковского. Вот она-то и призналась, что при весьма необычных обстоятельствах завладела некоей странной рукописью...
Однажды ей довелось нанести визит знакомому еврею по фамилии Шапиро. Был уже поздний час. Внезапно ей бросилась в глаза рукопись, написанная по-французски Любопытная дама пролистала ее и, поняв, что имеет дело с чем-то в высшей степени секретным, начала немедленно переводить на русский язык. В ту ночь она так и не покинула дом Шапиро, проведя время с пером, чернилами и бумагой. Эта трудолюбивая дама к утру следующего дня сумела перевести весь понравившийся ей трактат, опрометчиво оставленный гостеприимным хозяимном. Наконец она покинула дом Шапиро, унося тайком (в ридикюле? корсете? панталонах?) рукопись «Протоколов». Вероятно, эти события разыгрались в самую длинную ночь в году — на подобную мысль наводит объем брошюры (более 80 страниц) — и в руках госпожи Глинки был самый большой ридикюль на свете (умолчим о других версиях).

0

10

Вернувшись в Россию, дама поделилась своей добычей с жившим поблизости майором в отставке Алексеем Николаевичем Сухотиным. Она уверяла, что рукопись «добыта из тайных хранилищ главной сионской канцелярии» Сухотин немедленно вручил ее своему соседу по имению — правительственному чиновнику Филиппу Петровичу Степанову. «Он сказал, что одна его знакомая дама (он не назвал мне ее), проживавшая в Париже, нашла их у своего приятеля (кажется, из евреев) и, перед тем как покинуть Париж, тайно от него перевела их и привезла этот перевод, в одном экземпляре, в Россию и передала этот экземпляр», — вспоминал много лет спустя Степанов.
Не подозревавший подвоха чиновник стал первым распространителем этой рукописи. Он озаглавил ее «Порабощение мира евреями» и отпечатал сто экземпляров на гектографе. Чтения этих листков были удостоены видные сановники, министры и даже члены дома Романовых — великий князь Сергей Александрович, дядя императора, и его супруга Елизавета Федоровна, сестра императрицы Многие из читавших рукопись заподозрили здесь интриги охранного отделения и поспешили держаться подальше от скандального памфлета. Однако великий князь Сергей Александрович и его супруга были убеждены в подлинности приведенных откровений. Дядя ознакомил с «Порабоще-
нием мира» своего племянника — императора Николая II — и его жену Александру Федоровну. Поначалу царь был поражен прочитанным: «Какая глубина мысли!» Однако, узнав от своих министров, какого происхождения эта рукопись, он пришел в ужас. В своем дневнике он записал, что решил отказаться от какой-либо поддержки этого сочинения: «Нельзя чистое дело защищать грязными способами».
Экземпляр рукописи попал и в руки Павла Крушевана — редактора-издателя газеты «Знамя», одного из лидеров «черной сотни», организатора погрома в Кишиневе, где было убито 45 евреев. Крушеван сразу посчитал «протоколы мудрецов» подлинным документом и в 1903 году опубликовал их на страницах своей газеты под названием «Программа завоевания мира евреями». Публикация растянулась с 28 августа по 7 сентября и вызвала большой интерес. Окончательную точку в истории этой фальшивки поставил в 1905 году литератор Сергей Нилус (1861 — 1929). Богатый помещик Орловской губернии, он долгое время жил в Биаррице со своей любовницей, но внезапно получил пренеприятнейшее известие от своего управляющего: «Я разорен, оказывается!» Новость потрясла его. Вся его жизнь теперь пошла иначе. Он превратился в вечного странника, кочуя из одного монастыря в другой и всюду находя заговоры против Бога. На всех предметах, окружавших его, он отыскивал страшные звезды Давида. А «Протоколы» поразили его до такой степени («Это же документ!»), что он выпустил их приложением к своему роману «Большое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность». Эту роскошно изданную книгу Нилус готовился преподнести Николаю II. Его супруга, Елена Александровна Озерова, была фрейлиной царицы. Ей без труда удалось получить разрешение на перепечатку брошюры.
Большая часть читавших это сочинение верила всему, что в нем написано. Протестовали лишь некоторые интеллигенты Так, резко раскритиковал «Протоколы» Максим Горький.
После октябрьского переворота к власти в России пришли товарищи Ульянов-Бланк, Зиновьев-Радомысльский, Каменев-Ро-зенфельд, Свердлов, Троцкий-Бронштейн. Императрица российская умерла, можно сказать, с «Протоколами» в руках, как и подобало жертве еврейского заговора: в доме Ипатьева, где она провела последние дни, у нее были лишь три книги — Библия, первый том «Войны и мира» и повесть Нилуса с «Протоколами». А наследники русских старинных фамилий, интеллигенты, военные, инженеры бежали на Запад, увозя в своих чемоданчиках и ридикюлях брошюру, в которой задолго до революции было точно предсказано все, что произойдет в стране Спасенные от русской революции, «Протоколы» начали поистине триумфальное шествие по всем европейским странам. Первым делом они вернулись туда, где и появились на
свет, — во Францию. Но особенно благодатную почву «Протоколы» нашли в Германии.
В 1918 году в Германии вспыхнула революция. Возвращаясь домой, немецкие солдаты и офицеры не узнавали свою страну — она катилась в хаос, стала игрушкой в руках фанатичных агитаторов и взбунтовавшихся солдат. Под напором превосходивших ее сил Антанты разоренная войной Германия капитулировала. После такой катастрофы нельзя было не задуматься над тем, кто виноват в происходящем. Но кто виновник всех бед, обрушившихся на страну? Эта мысль много раз билась в воспаленном мозгу самого знаменитого немецкого маргинала XX века — Адольфа Гитлера Те же мысли бились в умах многих его сограждан.
Альфред Хугенберг, ярый немецкий националист, один из основателей Пангерманского союза, владелец многих немецких газет и издательств (куда только смотрели евреи?), наладил бурную деятельность по тиражированию «Протоколов сионских мудрецов». В первые послевоенные годы в Германии были проданы сотни тысяч копий «Протоколов». Эта брошюрка стала настольной книгой для строителей Третьего рейха Строчки из «Протоколов» отозвались сотнями страниц «Mein Kampf».

0

11

Большой популярностью «Протоколы» пользовались и в среде победителей. В 1920 году появилась их первая английская версия. Ее распространил московский корреспондент «Морнинг пост» Виктор Марсден. Он пережил в России страшные времена и теперь был убежден, что все худшее в этом мире происходит от евреев Впрочем, большинство жителей Великобритании — страны, где премьер-министром почти десять лет был Бенджамин Дизраэли, — скептически отнеслись к этой публикации: «Если плодом совещания самых видных евреев всего мира, вобравших в себя всю мудрость, накопленную поколениями их предков, является эта скромная книжица, то впору усомниться в мудрости и уме еврейской расы»
У брошюры нашелся влиятельный почитатель и в США — автомобильный магнат Генри Форд. В 1920 году он опубликовал «Протоколы» на страницах издаваемой им газеты «Dearborn Independent». Вдохновившись ими, Генри Форд даже издал свой собственный опус, посвященный той же теме. «Международное еврейство». В нем он обвинил евреев во всевозможных преступлениях, например в том, что, растлевая души простых американских рабочих, они придумали такие порочные развлечения, как синематограф и джаз. Впрочем, в 1927 году борец с Сионом выбросил белый флаг и взял свои обвинения обратно, поскольку они вредили репутации фирмы Ему пришлось даже публично извиниться. Форд уверял, что «лишь по своей наивности» поверил в подлинность этих «Протоколов» Весь тираж его собственной книги был погружен натри грузовика, вывезен куда подаль-
ше и сожжен. Наивный Форд! Джинн был уже выпущен из бутылки. В Европе его книга пользовалась бешеным успехом, хотя автор, обращаясь в судебные инстанции, требовал немедленного запрета на ее перепечатку. В наши дни «Международное еврейство» Форда перепечатывают столь же исправно, как и выпускают автомобили «форд».
«Протоколы сионских мудрецов» благополучно пережили Вторую мировую войну и поражение гитлеровской Германии, денацификацию и судебные преследования за профашистские взгляды, хотя на них тоже лежит, пусть и косвенная, вина за холокост. Что же говорят об этом историки? «Протоколы» во многом виновны в той политике геноцида, которую проводили нацисты», — считает Норман Кон, автор книги «Благословение на геноцид». Другие его коллеги настроены снисходительнее. «Протоколы лишь косвенно оправдывали антисемитские акции, но не подстрекали к ним», — оценивает Михаэль Бергер, профессор еврейской истории Мюнхенского университета. «Вся вина «Протоколов» заключается не в том, что они призывали к каким-либо открытым антисемитским выступлениям, а в том, что они сеяли недоверие к евреям, убеждали отказывать им в помощи и сочувствии»,— отмечает американский историк Ричард С. Леви.
XX столетие скрылось за горизонтом, а меж тем все новые пачки «Протоколов» появляются на лотках. Их ядовитые откровения все так же принимаются на веру. Их почитатели по-прежнему видят в каждом еврее «таинственную машину» для уничтожения европейских и азиатских народов, приведенную в действие некими «кукловодами» с Сиона, и готовы отстаивать чистоту своей расы с оружием в руках.-..
Вот уже век, как висит эта загадка в воздухе, и никто не знает, как к ней подступиться. Было ли изобретение на самом деле? Не мистификация ли все это? Будем надеяться, что когда-нибудь упорные историки докопаются до истины. Однако предположения уже есть...
В январе 1894 года в Петербурге начал выходить новый еженедельный журнал «Научное обозрение». Издателем и редактором журнала был «доктор натуральной философии» Михаил Михайлович Филиппов. Его называли последним русским энциклопедистом. И правда, «разбрасывался» он так широко, как, пожалуй, никто из его современников: математик, химик, беллетрист, критик, экономист, философ... И все это в одном лице!

0

12

Бруно, как истинный новатор во всём, считал себя также и реформатором этики. Он был убеждён, что истинная нравственность должна основываться на таких же незыблемых естественных законах, как и наука. Он хотел написать отдельный трактат, посвящённый систематическому изложению новой этики, но не успел. Он оставил только введение в свою этику, своеобразную прелюдию к ней: это трактат "Изгнание торжествующего животного" (англ. - "The expulsion of the triumphant beast", итал. - "Spassio de la bestia trionfante"), написанный им во время жизни в Лондоне.

Одной из характерных особенностей этой книги является резко выраженный антисемитизм её автора... Выступив борцом против средневекового варварства и тёмных сторон современного ему католицизма, Бруно был убеждён, что во всём этом виноваты евреи, так как они, по его мнению, привили европейским народам нетерпимость и другие дурные стороны своего характера и своё ограниченное миросозерцание... Жестокая суровость еврейских уголовных законов, послужившая печальным образцом для магометанского, а отчасти и средневекового европейского законодательства, объясняется, по уверению Бруно, злым характером евреев.

Закон, возлагавший ответственность на невинных детей за ошибки их отцов, мог исходить, по его словам, только от такой человеконенавистнической расы, как еврейская, ЗАСЛУЖИВАВШАЯ БЫТЬ ИСТРЕБЛЁННОЙ РАНЬШЕ, ЧЕМ ОНА ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ. Но что хуже всего в евреях - это их высокомерие. Они всегда были продажным, необщительным, невыносимым для других рас народом, который всех ненавидел и, в свою очередь, всеми был презираем. Если нет зла или порока, которому евреи не были бы причастны, то нет и ничего хорошего или достославного, чего бы они сами не приписывали себе.

Бруно неустанно оплакивает зло, от которого человечество страдает с тех пор, как семитизм внёс утончённую злобу вместо прежнего неведения античных народов, а стремление к истине и добру заменил лицемерием и ложью, невежеством и нетерпимостью... Евреи отчасти переняли египетский культ, но не будучи в состоянии понять его внутренний, идеальный смысл, обратили его в простой, лишённый всякой идеи фетишизм... Свою склонность к фетишизму они, как утверждает Бруно, передали европейским народам, и потому теперь везде царит грубое невежество, варварство и фанатизм."
Антисемитизм Бруно принадлежит к тому типу, который Фрейд называл "антисемитизмом плохо крещёных": для Бруно, как и для Вольтера, золотым веком человечества является античность, главным образом эллинистическая эпоха, когда жизнь людей, по его представлениям, наиболее приближалась к идеалу. Но, в отличие от Вольтера, для Бруно главным врагом является не христианская церковь, а народ, породивший христианство. Антисемитизм Бруно, в отличие от такового Вольтера, имеет не уничижительный, а демонизирующий характер: евреи изображаются злобными, жестокими чудовищами, навязывающими свои пороки окружающим народам. Этот антисемитизм абсолютно свободен от экономической и религиозной (в указанном выше смысле) компонент: евреи критикуются с позиций "чистой" этики. И наконец, впервые среди всех рассмотренных нами примеров евреи объявляются ГЛАВНОЙ причиной существующего в обществе зла, объявляются расой, ЗАСЛУЖИВАЮЩЕЙ БЫТЬ ИСТРЕБЛЁННОЙ РАНЬШЕ, ЧЕМ ОНА ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ. Таким образом, на поставленный в начале статьи вопрос - кто впервые подошёл к решению "еврейской проблемы" с рациональных позиций в фашистской формулировке? - следует ответить: гуманист Джордано Бруно.

Удивительным образом антисемитизм Бруно почти не упоминается в мировой литературе, посвящённой анализу антисемитизма. Считается, что после смерти Бруно его философское наследие, отличающееся сложностью и запутанностью, очень слабо изучалось последующими поколениями вплоть до XIX века, который возродил интерес к произведениям великого итальянца. Но как бы там ни было, немецкая антисемитская литература второй половины XIX века была хорошо осведомлена о его взглядах на евреев. Например, автор "Антисемитского катехизиса" Теодор Фриш (книга опубликована в Лейпциге в 1893 году), доказывая, что антисемитизм имеет расовую, а не религиозную основу, апеллирует именно к проповедовавшим его "свободным мыслителям": Джордано Бруно, Вольтеру, Шопенгауэру, Фейербаху и т.д.

Тем поразительнее выглядит умолчание антисемитизма Бруно в англоязычной литературе. Тогда как Вольтер и Маркс упоминаются обычно в статьях "Антисемитизм" в большинстве "Еврейских Энциклопедий", Джордано Бруно, который, как было показано выше, является истинным провозвестником фашистского подхода к "еврейскому вопросу", не обсуждается не только в энциклопедиях, но даже и в специальной литературе. Его имя невозможно найти ни в объёмистой "Истории антисемитизма" Л. Полякова (четыре тома англоязычного издания), ни в фундаментальной работе Дж. Кармихаэля "Сатанизация евреев" (6), ни во множестве других книг, носящих заголовки "Происхождение антисемитизма", "Корни антисемитизма" и т.д. и т.п. Среди десятков томов, посвящённых этой проблеме, автор данной статьи нашёл только три книги, вкратце упоминающие антисемитизм Бруно (7 - 9). Парадоксально, но даже внушительная, на 3 страницах, статья о Бруно в "Энциклопедии" на иврите (Иерусалим - Тель-Авив, 1967 год) не упоминает о его взглядах на евреев! И уж совсем загадочно выглядит объемистая монография о жизни и деятельности Джордано Бруно, в которой подробно, на 4 страницах, пересказывается почти всё содержание трактата "Изгнание торжествующего животного", кроме того, что касается евреев!

Автор данной статьи является профессиональным биологом, а не историком, так что эта работа должна быть квалифицирована как самостоятельное расследование дилетанта. Было бы интересно узнать мнение профессиональных историков о загадке "умолчания" антисемитизма Бруно: является ли это элементарной неосведомлённостью, или осознанной попыткой "не замарать" философа, ставшего символом мученичества за свободу мысли? Следует отметить, что Ю.М. Антоновский для написания биографии Джордано Бруно (книга вышла в конце XIX века) пользовался источниками на русском и немецком языках. Однако, совпадение основных антисемитских тезисов Бруно, приведённых в указанных выше книгах (7 - 9), с таковыми в изложении Ю.М. Антоновского показывает, что двойной перевод с итальянского на русский через немецкий не исказил содержание вышеуказанного трактата.

увеличить

0

13

Постановка проблемы
Несмотря на огромное количество литературы, посвящённой феномену антисемитизма, некоторые важные аспекты этой проблемы мало освещаются в специальной литературе и почти не известны широкой публике. Литература, посвящённая происхождению антисемитизма, рассматривает, в основном, два его аспекта - религиозный и экономический.  Под религиозным аспектом подразумеваются стремления христиан и мусульман "переписать на себя" данные еврейскому народу благословения и занять его место как носителя "истинной" формы монотеизма, а  также претензии христиан к евреем по поводу распятия Христа. В то же время антисемитизм рационалистически мыслящих людей анализируется довольно редко; это привело к распространению ходячего заблуждения, что антисемитские взгляды присущи лишь малообразованным слоям общества, и что образование само по себе способствует устранению этого порока.
В результате, в популярной литературе очень слабо освещён вполне очевидный и естественный вопрос: "Кто впервые в истории представил "еврейскую проблему" С РАЦИОНАЛЬНЫХ ПОЗИЦИЙ в фашистской формулировке?" Т.е. кто впервые сформулировал, что евреи являются основным (или одним из основных) ИСТОЧНИКОВ мирового зла, и потому они должны быть (или желательно, чтобы они были) УНИЧТОЖЕНЫ? Стандартные ответы на этот вопрос не идут дальше "Протоколов сионских мудрецов" или немецкой антисемитской литературы второй половины века. Как известно, фашистская антисемитская пропаганда велась в двух различных, противоречащих друг другу, направлениях: с одной стороны - стремление унизить евреев, представить их как самый жалкий, мерзкий и отвратительный народ, заслуживающий только презрение, а с другой стороны - их демонизация, изображение как самого коварного и опасного врага, разрушающего государства, давшие евреям приют, и рвущегося к мировому господству. Первая из указанных тенденций известна с древности (Манефон и последователи), но откуда взялась рационалистическая демонизация евреев? Несмотря на кажущуюся простоту, на этот вопрос не отвечают ни статьи "Антисемитизм" в "Еврейских Энциклопедиях", ни большинство научно-популярных книг, анализирующих происхождение антисемитизма.
Чтобы ответить на этот вопрос, углубимся в историю и познакомимся с антисемитизмом людей, мысливших рационально, и при этом занимавшихся (по профессии или призванию) анализом человеческого общества, т.е. учёных и философов. Парадоксально, антисемитизм у этих людей принимал зачастую такие дикие и нелепые формы, что, казалось, должен был бросать тень на их научную и моральную репутацию. Много известных в других областях людей были завзятыми антисемитами, но это не пересекалось с их профессиональной деятельностью. Так, например, антисемитская деятельность Вагнера не компрометировала его талант композитора. Напротив, специалист, занимающийся анализом человеческого общества и претендующий при этом на научность, неизбежно должен был бы компрометировать свои труды низкопробными антисемитскими высказываниями. Тем не менее, как будет показано ниже, многих это не останавливало. Рассматриваемый здесь тип антисемитизма интересен тем, что у его носителей религиозная и экономическая составляющие обычно отсутствуют или слабо выражены, что даёт возможность изучать почти в чистом виде "рациональные" компоненты антисемитизма. Итак, рассмотрим "рациональный" антисемитизм и его носителей - философов и просветителей, претендующих на научность и прогрессивность своего анализа человеческого общества.

0

14

Антисемитизм социалистов
Немецкая антисемитская литература сформировалась, в основном, в конце XIX века, так что нацистская пропаганда имела готовый весьма солидный теоретический базис. В 1935 году вышел нацистский труд "Мировой антисемитизм" д-ра Кербеля и проф. Пугаля, в котором был раздел "Евреи о самих себе", открывающийся портретом Карла Маркса и его словами: "Поищем тайны еврея не в его религии, - поищем тайны религии в действительном еврее. Какова мирская основа еврейства? - Практическая потребность, своекорыстие. Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги...". Этот отрывок из статьи Маркса "К еврейскому вопросу" не является случайным; в этой же статье можно найти следующие утверждения: "...мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента...", "Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека", и наконец, "Как только обществу удастся упразднить эмпирическую сущность еврейства, торгашество и его предпосылки, еврей станет невозможным, ибо его сознание не будет иметь больше объекта" (3). Вполне последовательно и в частной жизни К. Маркс не упускал случая попрекнуть своего оппонента еврейским происхождением. В своих письмах он называет публициста М. Фридлендера "проклятый еврей" (4, стр.358), а Лассаля, основателя и президента первой рабочей партии Германии, - "еврейчик". Из письма к Энгельсу: "Бравый Лассаль взялся за философию... Мы всё же посмотрим на эту вещь сами, и при непременном условии, конечно, чтобы от Гераклита не несло чесноком" (4, стр.193).
На первый взгляд, эта патологическая ненависть к евреям может быть объяснена особенностями биографии Маркса, который, хотя и происходил с обеих сторон из раввинских семей, был крещён в детстве вместе со всей своей семьёй, и всю жизнь хотел "откреститься" от своего происхождения (следует отметить, что это ему не удалось: философ Евгений Дюринг, крайний выразитель расового антисемитизма, обвинял Маркса в еврейском характере его учения). Однако, более детальный анализ ситуации показывает, что дело не только в этом, и что подобный антисемитизм был свойствен значительной части его окружения, а также и его предшественникам. Многие юдофобские идеи и доводы К. Маркс черпал у Бруно Бауэра и  Л. Фейербаха; например, из труда последнего "Сущность христианства" взят им тезис, что иудаизм - это "эгоизм в форме религии". Античный взгляд на евреев как ростовщиков и паразитов развивал и И. Кант ("...коммерсанты, объединённые большей частью старым суеверием...Они не ищут гражданского почёта, но скорее стремятся компенсировать его отсутствие, выгодно обманывая тех самых людей, среди которых они находят защиту..."), и некоторые видные социалисты.
Так, Чарльз Фурье считал торговлю "источником всякого зла", а евреев как воплощение торговли "паразитическими, хищными,... пагубными". По его мнению, никогда не существовало "нации более презренной чем евреи" (6, стр. 116). Его антисемитизм вдохновил многих последующих социалистов, а проповедующая его взгляды газета "Renovation" отличалась яростным антисемитизмом во время дела Дрейфуса. Ещё более одиозно высказывался Пьер-Жозеф Прудон, один из наиболее влиятельных ранних социалистов. Он просто считал евреев воплощением дьявола, и был, по-видимому, первым, кто ввёл в обиход термин "раса Шема" для объяснения этого: "Еврей по своему темпераменту непродуктивен... Его экономическая политика всегда негативна; он есть элемент зла, Сатана, Ариман, олицетворённый в расе Шема". Прудон не мог признать за евреями даже приоритета в области монотеизма: "Монотеизм в настолько незначительной степени является еврейской или семитской идеей... Монотеизм - это порождение индо-германского духа; он мог  явиться только оттуда..." (6, стр. 117).
Итак, нелепые антисемитские высказывания, несмотря на свой "ненаучный" характер, были весьма распространены в среде социалистов XIX века, и их авторы не боялись нанести ими ущерб своему научному авторитету. Некоторые видные социалисты являются ярыми антисемитами; их антисемитизм рационален, однако он имеет явно выраженную экономическую компоненту. Главным врагом для них являются не евреи как таковые, а торговые отношения и капитал; евреи являются лишь орудием этих "мировых зол". И хотя Фурье объявил торговлю "источником всякого зла", а Прудон намекнул на расовый характер вредной еврейской деятельности, - всё же до развитой расистской теории и призыва к уничтожению евреев дело у социалистов не дошло. Но является ли антисемитизм указанных социалистов их собственным изобретением, или кто-то передал им эстафету? Рассмотрим, как обстояло дело с антисемитизмом у их предшественников - деятелей эпохи Просвещения.

0

15

Антисемитизм просветителей
Лидеры эпохи просвещения, создававшие основы новой, секулярной эры и боровшиеся с христианской церковью за влияние на умы современников, по-разному относились к евреям. Часть из них, ведомая Монтескье, Лессингом и Руссо, выступала за равные права христиан и евреев. Однако, большинство из них при этом считало иудаизм не только вредным суеверием, как христианство, но и антисоциальной религией, разделяющей общество и поэтому подлежащей искоренению. Из всех выдающихся просветителей века только Монтескье  во Франции и Толанд в Англии были готовы принять евреев такими как они есть, без требований их "реформации". Другая часть просветителей, возглавляемая Вольтером и Гольбахом, проповедовала откровенный антисемитизм. Так, Гольбах в своей книге "Лик святых" называет евреев врагами рода человеческого и изображает их как банду преступников, не останавливающихся ни перед каким злодеянием. Но, конечно же, больше всех на этом поприще выделяется Вольтер. Его высказывания стали опорой для всех последующих антисемитов, пытающихся подвести под свои взгляды философский базис, и потому заслуживают более детального рассмотрения. Вот как Вольтер описывает евреев: "Они - самые наглые из всех людей, ненавидимые всеми их соседями и ненавидящие их всех сами. ... Они все рождаются с яростным фанатизмом в сердцах, так же как бретонцы и тевтоны рождаются блондинами. Я не буду удивлён, если эти люди когда-нибудь станут бедствием для человечества". Наличие у евреев законов о ритуальной чистоте Вольтер объясняет тем, что евреи по своей природе были грязными, зловонными, действительно вонючими... (Невольно вспоминается анекдот из прошлой, советской жизни: в коммунальной квартире кто-то стал пачкать стены общественного туалета нечистотами; собрание жильцов единогласно решает, что виновник безобразия - Рабинович, т.к. он единственный в квартире, выходя из туалета, моет руки...). Обращаясь к самим евреям, Вольтер заявляет: "Вы представляетесь мне наиболее безумными. Кафиры, готтентоты и негры Гвинеи - гораздо более разумные и честные люди, чем ваши предки, евреи. Вы превзошли все народы нахальными баснями, дурным поведением и варварством. За всё это вы несёте наказание, таков ваш удел." (6, стр. 108). Кроме этого, Вольтер сформулировал столь популярное в последующие века обвинение евреев в том, что они являются врагами государства. И все эти измышления принадлежат перу человека, который считал себя сам (и воспринимался окружающими) защитником прав человека, вестником прогресса и борцом против всяких предубеждений!
Итак, антисемитизм Вольтера - это типичный "рациональный" антисемитизм без примеси религиозной и экономической составляющих. Он носит отчётливый расовый характер ("рождаются с яростным фанатизмом в сердцах, так же как бретонцы и тевтоны рождаются блондинами"). Призывов к уничтожению евреев нет, но евреи объявляются врагами человечества и вероятной причиной его несчастий в будущем. Это антисемитизм "унизительного" типа: евреи изображаются ничтожными, достойными всяческого презрения, но не демонизируются и не объявляются главной причиной всех мировых бед. Главным врагом таких просветителей как Вольтер, Гольбах и Дидро были не евреи, а христианская церковь, и они использовали евреев для её дискредитации. Так же, как отцы церкви всё время стремились использовать евреев и их литературу для свидетельства истинности христианства, эти просветители использовали евреев для доказательства его лживости и вредности. Цель достигалась в два приёма: во-первых, евреи изображались как самый презренный и ничтожный народ, а во-вторых, всячески подчёркивались еврейские корни христианства и проводилась мысль, что последовательное христианство - этот тот же иудаизм, то есть самое мерзкое явление на свете.
Итак, почти все выдающиеся просветители века, кроме Монтескье и Толанда, относились к евреям и иудаизму негативно. При этом, более доброжелательные из них, хотя и признавали иудаизм наиболее анти-социальной религией, считали, что евреев можно исправить, "перевоспитать", и после этого принять в цивилизованное общество, тогда как менее доброжелательные проповедывали оголтелый расовый антисемитизм, исключающий даже возможность "исправления" евреев, и объявляющий их "природными" врагами государства и человечества. Но зададимся нашим прежним вопросом: является ли антисемитизм просветителей их собственным изобретением, или кто-то передал им эстафету? Рассмотрим, как относились к евреям их идейные предшественники - гуманисты XVI века.

0

16

Антисемитизм гуманистов
Отношение гуманистов к евреям наиболее ярко проявилось в процессе знаменитого диспута о судьбе еврейских книг. В 1516 году крещёный еврей Иосиф Пфеферкорн, пользовавшийся поддержкой кёльнских доминиканцев, потребовал запретить Талмуд для решения "еврейского вопроса". Его программа "исправления" евреев включала помимо этого обязательное присутствие на христианских проповедях и запрещение ростовщичества. Добившись приёма у императора Максимилиана, Пфеферкорн получил от него мандат на конфискацию и уничтожение талмудической литературы и приступил к делу во Франкфурте. Местные евреи, однако, добились повторного рассмотрения вопроса о "вредном" характере Талмуда специальной комиссией знатоков. Один из членов этой комиссии, известный немецкий гебраист Йоханнес Рейхлин, энергично взялся за защиту еврейских книг. Рейхлин имел по крайней мере две причины защищать еврейскую литературу: во-первых, он утверждал, что при внимательном изучении в Талмуде и, особенно, в Каббале можно найти поразительное подтверждение основ христианства, а во-вторых, будучи истинным учёным, он защищал свободу мнения и свободу исследования. Все образованные люди Европы того времени разделились на два лагеря: гуманисты - на стороне Рейхлина, деятели церкви и университеты - против него. Дискуссия длилась около десяти лет и закончилась в пользу сторонников Рейхлина. Но вот что интересно: несмотря на упорное противоборство по многим вопросам, оба враждующих лагеря были едины в их резко враждебном отношении к самим евреям. Разница заключалась лишь в том, что гуманисты нападали и на самого Пфеферкорна, и на всех его соплеменников, независимо от факта их крещения, тогда как "консерваторы", стремясь сжечь книги, проявляли большее милосердие к самим евреям, считая, что их можно "исправить" крещением.
Рейхлин осудил "крещёного еврея Пфеферкорна, который ... занялся вероломной местью, соответствующей духовной сути его еврейских предков". Его сторонник Ульрих фон Гуттен радовался, что Пфеферкорн не был немцем: "Германия не могла породить подобное чудовище: его родителями были евреи, и он останется им, даже если он и погрузил свою недостойную плоть в крещение Христово". Не менее откровенно высказывался и Эразм Роттердамский: "Пфеферкорн проявляет свою истинную еврейскую суть... Он проявил себя вполне достойным своего племени...", "Если быть добрым христианином означает ненавидеть евреев, то тогда все мы добрые христиане" (2, стр. 313, 322). В опубликованной сравнительно недавно работе Мартина Лоури анализируется антисемитский текст, изданный в Венеции в 1471 году, и показывается, что антисемитизм был широко распространён среди венецианских гуманистов (10). Итак, большинство известных гуманистов были антисемитами в той или иной мере, при этом их антисемитизм имел отчётливый расовый характер. И, подобно тому, как Вольтер был наиболее ярым и последовательным выразителем антисемитских настроений просветителей, среди гуманистов также нашёлся человек, наиболее полно и последовательно выразивший антисемитский настрой "носителей прогресса" той эпохи. Этого человека знает весь просвещённый мир, но, что удивительно, о его взглядах на евреев осведомлена только горстка специалистов. Имя его - Джордано Бруно.

0

17

Джордано Бруно. Его жизнь и учение
Джордано Бруно известен, в основном, как мученик, осуждённый инквизицией на сожжение за распространение учения Коперника и за его собственное учение о множестве обитаемых миров. При этом, остальные его взгляды и идеи, как и роль этой грандиозной фигуры в жизни Европы второй половины XVI века гораздо менее известны. Бруно (имя при крещении - Филипп) родился в 1548 году в городе Ноле Неаполитанского королевства, находившегося тогда под властью Испании. Он рано приобщился к учению, и в 15 лет для пополнения своего образования поступил в монастырь св. Доминика, сменив при этом своё имя на Джордано (лат. - Jordanus, англ. - Giordano). Здесь, наряду с церковной схоластикой, он изучал греческих философов и арабских мыслителей, познакомился с Каббалою, а также начал писать свои первые произведения - сатиры, комедии и сонеты. В 24 года он получил сан священника, а с ним - возможность чаще отлучаться из монастыря для выполнения своих обязанностей. Вне стен монастыря Бруно познакомился с трудами первых гуманистов и с учением Коперника; при этом, в процессе общения с монахами в монастыре он всё чаще позволял себе критические высказывания. В конце концов это привело к возбуждению против него "дела" по обвинению в ереси, и Бруно был вынужден бежать. После краткого пребывания в нескольких итальянских городах Бруно покинул Италию на 17 лет, в течение которых он непрерывно скитался по Европе.
География скитаний Бруно весьма обширна: он жил в Женеве, Тулузе, Париже, Оксфорде, Лондоне, Праге, Марбурге, Виттенберге, Гельмштадте, Цюрихе и Франкфурте-на-Майне. Он находил радушный приём у коронованных и просто знатных и богатых особ, посвящая им свои философские сочинения. Демонстрируя свою незаурядную эрудицию и глубокий ум в местных университетах, он обычно легко получал разрешение читать студентам лекции. Однако, ни в одном университете он не мог задержаться надолго. Дело в том, что европейские университеты второй половины XVI века были центрами консерватизма. Работа профессора философии, например, заключалась в связном изложении учения Аристотеля и космологической системы Птолемея, считавшихся непоколебимыми (через четверть века после смерти Бруно, в 1624, парижский парламент издал декрет, запрещавший публично поддерживать тезисы против Аристотеля). Бруно открыто критиковал Аристотеля, и вместо учения Птолемея пропагандировал систему Коперника. Это приводило либо к "тихому" выживанию философа из университета, либо к открытому конфликту, в процессе которого Бруно вызывал университетских профессоров на публичный диспут, как это имело место в Сорбонне и Оксфорде. Несмотря на свой ум, эрудицию и красноречие, Бруно был обречён на поражение в этой борьбе одного против всех, поэтому его скитания продолжались вплоть до того момента, когда его обманом заманили в Италию и выдали инквизиции (1592 год; после семи лет тюрьмы он был осуждён и сожжён в 1600 году).
Хотя Бруно был не учёным, а философом (т.е. не производил сам никаких измерений или опытов, а только отвлечённо теоретизировал), тем не менее в своих космологических представлениях он продвинулся дальше многих современных ему выдающихся учёных. По Аристотеле-Птолемеевской системе Земля являлась центром десяти концентрических хрустальных сфер: по одной для Солнца, Луны и известных тогда планет, и ещё одной, внешней, в которую были "вставлены" звёзды. По учению церкви, за внешней сферой неподвижных звёзд находился эмпирей - вечное царство золотого эфира - где незыблемо покоится престол апостола Петра и его преемников, пап. Коперник, поняв, что все планеты вращаются вокруг Солнца, не посягнул на внешнюю сферу, считая её концом Вселенной. Бруно первый шагнул за её пределы, объявив, что Вселенная бесконечна, что все звёзды эквивалентны Солнцу, что они также окружены планетами, и что на этих планетах также есть жизнь. Таким образом, он поколебал принципиальные для церкви постулаты строения мира, и стал для неё гораздо более опасным врагом, чем сам Коперник. Даже такой выдающийся ум как Кеплер говорил, что он испытывает головокружение при одной мысли о том, что он, быть может, блуждает в описанной Бруно бездонной Вселенной, не имеющей ни центра, ни начала, ни конца. Помимо этого, Бруно, опираясь на труды других учёных и собственные дедуктивные построения, выдвинул ещё несколько положений, подтверждённых впоследствии наукой: что Солнце тоже вращается вокруг своей оси, что Земля приплюснута у полюсов и что кометы - это особый род планет; он также правильно объяснил нутацию оси Земли.
Кроме космологических сочинений, Бруно писал также трактаты по философии и метафизике. Он является автором учения о монадах, которое после разработки его Лейбницем, играло большую роль в развитиии философской мысли. Монада по Бруно есть одновременно математическая точка, физический атом и единица психической сущности,  обладающая ощущением и волей. Таким образом, каждая материальная частица должна быть мыслима не только как объект, но и как субъект. Бруно хотел представить Вселенную как живое единство живых единиц, и посредством этого сделать её объектом наших чувств. Если добавить ко всему вышесказанному, что Бруно писал блестяще, богатым и образным языком, что многие его произведения имеют совершенную литературную форму и написаны в виде диалогов или поэм, то становится ясно, что перед нами - один из наиболее ярких и оригинальных деятелей эпохи Возрождения, одарённый не только блестящим умом, но и твёрдым и смелым характером, позволявшим ему открыто бороться за свои убеждения.
Взгляды Бруно на евреев
Помимо всего вышеизложенного, Бруно, как истинный новатор во всём, считал себя также и реформатором этики. Он был убеждён, что истинная нравственность должна основываться на таких же незыблемых естественных законах, как и наука. Он хотел написать отдельный трактат, посвящённый систематическому изложению новой этики, но не успел. Он оставил только введение в свою этику, своеобразную прелюдию к ней: это трактат "Изгнание торжествующего животного" (англ. - "The expulsion of the triumphant beast", итал. - "Spassio de la bestia trionfante"), написанный им во время жизни в Лондоне. Вот как выглядит содержание этого трактата в пересказе  Ю.М. Антоновского (из написанной им биографии Джордано Бруно): "Под видом аллегории Бруно заставляет Юпитера, отца богов и людей, сожалеть о том, что небо заселено всякого рода животными, изображающими знаки созвездий. Он находит, что для богов было бы достойнее изгнать отвратительных животных и заменить их добродетелями. Таким образом, аллегорические звери, то есть пороки, должны уступить своё господствующее значение силам нравственного порядка... "Законы, культы жертвы и церемонии, - жалуется у Бруно Юпитер, - которые я ... допустил, учредил и упорядочил, теперь нарушены или вовсе уничтожены; место их занято вредным и недостойным религии обманом, и притом так успешно, что люди, которые благодаря нам стали подобны богам, теперь обратились в нечто худшее, чем звери"...
Одной из характерных особенностей этой книги является резко выраженный антисемитизм её автора... Выступив борцом против средневекового варварства и тёмных сторон современного ему католицизма, Бруно был убеждён, что во всём этом виноваты евреи, так как они, по его мнению, привили европейским народам нетерпимость и другие дурные стороны своего характера и своё ограниченное миросозерцание... Жестокая суровость еврейских уголовных законов, послужившая печальным образцом для магометанского, а отчасти и средневекового европейского законодательства, объясняется, по уверению Бруно, злым характером евреев. Закон, возлагавший ответственность на невинных детей за ошибки их отцов, мог исходить, по его словам, только от такой человеконенавистнической расы, как еврейская, ЗАСЛУЖИВАВШАЯ БЫТЬ ИСТРЕБЛЁННОЙ РАНЬШЕ, ЧЕМ ОНА ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ. Но что хуже всего в евреях - это их высокомерие. Они всегда были продажным, необщительным, невыносимым для других рас народом, который всех ненавидел и, в свою очередь, всеми был презираем. Если нет зла или порока, которому евреи не были бы причастны, то нет и ничего хорошего или достославного, чего бы они сами не приписывали себе. Бруно неустанно оплакивает зло, от которого человечество страдает с тех пор, как семитизм внёс утончённую злобу вместо прежнего неведения античных народов, а стремление к истине и добру заменил лицемерием и ложью, невежеством и нетерпимостью... Евреи отчасти переняли египетский культ, но не будучи в состоянии понять его внутренний, идеальный смысл, обратили его в простой, лишённый всякой идеи фетишизм... Свою склонность к фетишизму они, как утверждает Бруно, передали европейским народам, и потому теперь везде царит грубое невежество, варварство и фанатизм." (1).
Антисемитизм Бруно принадлежит к тому типу, который Фрейд называл "антисемитизмом плохо крещёных": для Бруно, как и для Вольтера, золотым веком человечества является античность, главным образом эллинистическая эпоха, когда жизнь людей, по его представлениям, наиболее приближалась к идеалу. Но, в отличие от Вольтера, для Бруно главным врагом является не христианская церковь, а народ, породивший христианство. Антисемитизм Бруно, в отличие от такового Вольтера, имеет не уничижительный, а демонизирующий характер: евреи изображаются злобными, жестокими чудовищами, навязывающими свои пороки окружающим народам. Этот антисемитизм абсолютно свободен от экономической и религиозной (в указанном выше смысле) компонент: евреи критикуются с позиций "чистой" этики. И наконец, впервые среди всех рассмотренных нами примеров евреи объявляются ГЛАВНОЙ причиной существующего в обществе зла, объявляются расой, ЗАСЛУЖИВАЮЩЕЙ БЫТЬ ИСТРЕБЛЁННОЙ РАНЬШЕ, ЧЕМ ОНА ПОЯВИЛАСЬ НА СВЕТ. Таким образом, на поставленный в начале статьи вопрос - кто впервые подошёл к решению "еврейской проблемы" с рациональных позиций в фашистской формулировке? - следует ответить: гуманист Джордано Бруно.
Умолчание антисемитизма Бруно в современной литературе
Удивительным образом антисемитизм Бруно почти не упоминается в мировой литературе, посвящённой анализу антисемитизма. Считается, что после смерти Бруно его философское наследие, отличающееся сложностью и запутанностью, очень слабо изучалось последующими поколениями вплоть до XIX века, который возродил интерес к произведениям великого итальянца. Но как бы там ни было, немецкая антисемитская литература второй половины XIX века была хорошо осведомлена о его взглядах на евреев. Например, автор "Антисемитского катехизиса" Теодор Фриш (книга опубликована в Лейпциге в 1893 году), доказывая, что антисемитизм имеет расовую, а не религиозную основу, апеллирует именно к проповедовавшим его "свободным мыслителям": Джордано Бруно, Вольтеру, Шопенгауэру, Фейербаху и т.д. (8).
Тем поразительнее выглядит умолчание антисемитизма Бруно в англоязычной литературе. Тогда как Вольтер и Маркс упоминаются обычно в статьях "Антисемитизм" в большинстве "Еврейских  Энциклопедий", Джордано Бруно, который, как было показано выше, является истинным провозвестником фашистского подхода к "еврейскому вопросу", не обсуждается не только в энциклопедиях, но даже и в специальной литературе. Его имя невозможно найти ни в объёмистой "Истории антисемитизма" Л. Полякова (четыре тома англоязычного издания), ни в фундаментальной работе Дж. Кармихаэля "Сатанизация евреев" (6), ни во множестве других книг, носящих заголовки "Происхождение антисемитизма", "Корни антисемитизма" и т.д. и т.п. Среди десятков томов, посвящённых этой проблеме, автор данной статьи нашёл только три книги, вкратце упоминающие антисемитизм Бруно (7 - 9). Парадоксально, но даже внушительная, на 3 страницах, статья о Бруно в "Энциклопедии" на иврите (Иерусалим - Тель-Авив, 1967 год) не упоминает о его взглядах на евреев! И уж совсем загадочно выглядит объемистая монография о жизни и деятельности Джордано Бруно, в которой подробно, на 4 страницах, пересказывается почти всё содержание трактата "Изгнание торжествующего животного", кроме того, что касается евреев (5)!
Автор данной статьи является профессиональным биологом, а не историком, так что эта работа должна быть квалифицирована как самостоятельное расследование дилетанта. Было бы интересно узнать мнение профессиональных историков о загадке "умолчания" антисемитизма Бруно: является ли это элементарной неосведомлённостью, или осознанной попыткой "не замарать" философа, ставшего символом мученичества за свободу мысли? Следует отметить, что Ю.М. Антоновский для написания биографии Джордано Бруно (книга вышла в конце XIX века) пользовался источниками на русском и немецком языках. Однако, совпадение основных антисемитских тезисов Бруно, приведённых в указанных выше книгах (7 - 9), с таковыми в изложении Ю.М. Антоновского показывает, что двойной перевод с итальянского на русский через немецкий не исказил содержание вышеуказанного трактата.

0

18

Как обогащаться не в ущерб искусству? Ответ на этот вопрос знал киноолигарх Лью Вассерман, построивший свой бизнес на деньги мафии
Многотысячная массовка "Спартака", кровавый кошмар "Челюстей", социальный пафос "Охотника на оленей" - все это Лью Вассерман.

Президентские гонки стоимостью в сотни миллионов долларов - это тоже Лью Вассерман. Скончавшийся в июне этого года самый знаменитый киномагнат Голливуда, президент студии "Юниверсал", руководитель всесильного актерского агентства сумел подмять под себя чуть ли не весь шоу-бизнес Америки.

Этот человек никогда не повышал голоса и очень не любил, когда его расспрашивали о прошлом.

В джазе только мафия

Вассерман умер на 90-м году жизни, и хоронили его скромно. Надгробные речи произносили только самые близкие друзья - Стивен Спилберг, Ларри Кинг, Эл Гор, Билл Клинтон и Нэнси Рейган. Достойный финал жизни, воплотившей глянцевую американскую мечту.

Жизнь будущего мультимиллионера началась в образцовой бедности. Вассерман родился в 1912 г. в семье евреев, эмигрировавших из России. Его детство прошло в Кливленде - городе, где царили сухой закон и "Тихий синдикат" - так местные называли еврейскую мафию.

Мафия жила бутлегерством: братки покупали контрабандное спиртное и втихомолку приторговывали им в ночных клубах, дансингах и казино. Главным поставщиком товара была семья Бронфманов, контрабандой ввозившая алкоголь из Канады. Дела шли бойко. "Тихий синдикат" приобретал недвижимость и брал под контроль ночные заведения города.

В самое роскошное заведение кливлендской мафии и устроился на работу юный Лью, прямиком со школьной скамьи. Это было казино "Мэйфэйр". Лью Вассерман осуществлял связи казино с общественностью и в должности пресс-секретаря усердно угощал журналистов - только содовой, естественно.

В казино "Мэйфэйр" Вассерман нашел себя и свой бизнес

Он стал брокером, поставлявшим джаз-банды в ночные клубы. Клубам нужна была хорошая музыка, музыкантам - гонорары. Вассерман сводил их вместе и получал свои законные десять процентов. Теперь его должность называется "агент". Тогда и слова-то такого не знали. "Продавать джаз-банды было все равно, что продавать шлюх, - ностальгически вспоминал его коллега. - А Лью продал бы родную мамашу".

На почве торговли джаз-бандами Вассерман познакомился со своим духовным наставником и патроном, главой Music Corporation of America (MCA) - Американской музыкальной корпорации доктором Штайном.

Помните, с чего начинается всенародно любимый фильм В джазе только девушки? Леммон и Кертис улепетывают от бандитов во время знаменитой резни, устроенной парнями Аль Капоне в Чикаго на День святого Валентина.

В этом же фильме появляется на пару минут и Jules Stein-Жюль Штайн - бывший окулист, будущий повелитель шоу-бизнеса, чья Американская музыкальная корпорация (MCA) ютилась тогда в темной комнатке, арендованной за гроши на южной стороне Чикаго.

Южную сторону контролировал Аль Капоне

По работе Штайну, поставлявшему джаз-банды в ночные клубы, принадлежавшие мафии, больше приходилось общаться с ребятами по кличке Вишневый Нос и Грязный Палец. Однако ходил упорный слух, что только благодаря деньгам Большого Аля MCA сумела так быстро опередить конкурентов.

В 1936 г. Штайн приглашает на работу Вассермана, и тот открывает отделение MCA в Кливленде. Мало-помалу его клиентами становятся все сколько-нибудь известные музыканты и актеры Огайо.

Вуди Аллен, воспевший роман мафии и шоу-бизнеса в фильме "Пули над Бродвеем", описал финансовые схемы 30-х с исчерпывающей полнотой: "Однажды организация Аль Капоне выкупила клуб у Эда Большое Колесо. То есть не "выкупила", а просто Большой Аль предложил Большому Эду приличную сумму, а тот отказался. В тот же вечер, когда Эд ужинал в ресторане "Жаркое и отбивные", у него вдруг лопнула голова. Никто так и не узнал почему".

MCA, за которой стояли такие люди, не приходилось бегать за клиентами. В 1935 г. Штайну удается пробить соглашение с Американской федерацией музыкантов, которое впервые в истории шоу-бизнеса позволяет MCA выступать и в роли агентов, и в роли продюсеров.

В 1938 г. Штайн открывает новый офис в Беверли-Хиллс и назначает туда Вассермана. Начинается большое наступление на Голливуд.

Как делаются президенты

К середине 40-х клиентами MCA стали все сколько-нибудь стоящие звезды кино, театра и музыки. От нестоящих Штайн и Вассерман избавляются без сантиментов. Спившуюся Ширли Темпл Вассерман выгонял лично. "Но агенты никогда не бросают звезд, - плакала бывшая чудо-девочка. - Это звезды бросают агентов". - "Глупая Ширли, - отвечал Вассерман, промокая ей глаза. - Ты уволена".

В 1945 г. MCA избавилась от главных конкурентов - агентства Хейварда-Девериша в Беверли-Хиллс и агентства Лиланда Хейварда в Нью-Йорке, получив в свое распоряжение несколько сотен звезд первой величины, среди которых были Грета Гарбо, Фред Астер, Джимми Стюарт, Генри Фонда и Грегори Пек. В то же время MCA приобретает "Ревю продакшнз" и становится одним из крупнейших производителей мюзиклов и шоу.

В это время бизнес MCA существует, из тени в свет перелетая

Руководители корпорации чтут уголовный кодекс и всегда успевают держаться на полшага впереди антимонопольного законодательства. Лучшим помощником Вассермана в разработке полузаконных финансовых схем становится его протеже Рональд Рейган.

Вассерман сделал Рейгана своим вечным должником еще в 1945 г. В качестве его личного агента он устроил ему контракт на семь лет со студией "Уорнер бразерс" на неслыханную тогда сумму в один миллион долларов. В 1947 г. Вассерман, приложив весь свой лоббистский талант, протолкнул Рейгана на пост президента Гильдии актеров Голливуда.

Через шесть лет Рейган пробивает постановление гильдии, дающее уникальные права MCA. Единственное из актерских агентств, MCA получает возможность участвовать в производстве неограниченного числа фильмов и телепрограмм, одновременно представляя интересы занятых в них исполнителей. Впоследствии департамент юстиции США назовет это "прямым нарушением законодательства, не позволяющего актерским агентствам обеспечивать работой своих клиентов".

В это же время у Рейгана портятся отношения с налоговой инспекцией. Его долг составляет сотни тысяч долларов. Вассерман пристраивает своего протеже в отель "Ласт фронтьер" в Лас-Вегасе, принадлежащий чикагской мафии. Рейган работает там конферансье и за две недели ухитряется расплатиться с долгами.

По возвращении из Чикаго Вассерман устраивает его на пост ведущего самой рейтинговой телепрограммы MCA с годовым окладом 125 тыс. Рейган становится телепродюсером, хотя устав Гильдии актеров запрещает ее главе заниматься производством фильмов и шоу, и зарабатывает свой первый десяток миллионов.

В свою очередь, будущий президент не остался в долгу

С его помощью Гильдия актеров принимает постановление, известное в кулуарах как "Большое поражение". Вассерман первым начал платить актерам-звездам процент от прибыли фильма. Гильдия актеров попыталась закрепить это как правило в своем уставе.

После переговоров MCA с Рейганом актеры действительно стали получать отчисления с дохода от картин - но только от тех, что были произведены после 1960 г.

Как только "Большое поражение" вступило в силу, Вассерман на корню скупил коллекцию классических фильмов "Парамаунта", снятых до 1950 г. Если бы не постановление, ему пришлось бы платить звездам их проценты с продажи и стоимость коллекции выросла бы на порядок.

К концу 50-х MCA практически монополизирует шоу-бизнес США. Она производит телепрограммы, занимающие 60% американского телеэфира. Она владеет крупнейшим в мире актерским агентством, клиентами которого являются все звезды Голливуда. В ее архивах - вся классика американского кино и радио.

С 1961 г. MCA принадлежит главная звукозаписывающая студия страны "Декка рекордс" и самая большая в мире киностудия "Юниверсал". Обретший единоличную власть над MCA Лью Вассерман контролирует все стадии шоу-бизнеса - подбор исполнителей, производство и дистрибуцию фильмов, шоу и мюзиклов.

В начале 60-х обогащение Вассермана, давно ставшего мультимиллионером, начинает вызывать интерес американской Фемиды. Департамент юстиции возбуждает против MCA иск по антимонопольному законодательству. Рейган выступает в качестве соответчика.

На заседаниях суда он и Вассерман демонстрируют жестокую амнезию - они не помнят ни одного совместно принятого решения. Однако под напором обвинений Вассерману приходится отказаться от актерского агентства и посвятить свой талант добыванию прибыли из "Юниверсал".

А еще Вассерман продолжает инвестировать в большую политику

Первым кандидатом в президенты, который при помощи его денег обогнал конкурентов, стал Джон Кеннеди. Когда Джимми Картеру, поистратившемуся в президентской гонке, срочно потребовалось 200 тыс., Вассерман сделал это за три дня.

Спустя 20 лет он собрал больше миллиона для Клинтона всего за один вечер. А когда с Клинтона захотели взыскать судебные издержки, вызванные расследованием знаменитого дела об "овальном сексе", Вассерман выплатил за него все 11 млн разом.

Эта политика приносит свои плоды

В бытность свою президентом Рейган остановил федеральное расследование, затеянное Всеамериканской организацией борцов с организованной преступностью, пытавшейся прояснить связи мафии и MCA. При Клинтоне такие расследования даже не начинались. А в 1973 г. Вассерман вернул себе руководство MCA, вновь объединив актерское агентство и студию "Юниверсал".

В 1990-м Вассерман решил удалиться на покой. MCA-"Юниверсал" продавалась и перепродавалась. В разгар трансакций 80-летний олигарх получил возможность вспомнить свое кливлендское детство.

Сначала корпорацию купил за 6,59 млрд долл. гигант японской электронной промышленности концерн "Мацусита электрик". Но в середине 90-х, из-за кризиса в японской экономике, "Мацусита" вынужден был продать MCA-"Юниверсал" канадской "Сиграм корпорейшн".

Владельцем "Сиграм" был тот самый клан Бронфманов, который в 20-е годы сколотил капитал на торговле контрабандным виски. Через несколько лет Бронфманы перепродали корпорацию французской компании, но часть акций оставили за собой.

На следующий год топ-менеджер с французской стороны Жан-Мари Месье публично заявил, что Бронфманы давили на него, заставляя принимать необдуманные решения, и обвинил их в "бутлегерских методах воздействия".

0

19

1. США

США — лидер по размеру золотых запасов. В хранилищах страны покоится 8133 тонн драгметалла. 78, 9% валютного резерва США исчисляется золотом.
2. Германия

Далее с большим отрывом от США следует Германия. Немцы хранят 71,5% своего валютного резерва в золоте, что составляет 3,412 тонн.
3. МВФ

Золотой запас МВФ — 3,217 тонн, которые он использует для стабилизации международного рынка. Например, недавно фонд решил продать часть своего золота, чтобы предоставить кредит пострадавшим от кризиса странам.
4. Франция

Больше половины валютного резерва Франции сохраняется в золоте — 72,6%. Это составляет 2, 487 тонн драгметалла.
5. Италия

Согласно данным Всемирного золотого совета, в Банке Италии хранится золото весом 2702,6 тонн. Это примерно 66,5% валютного резерва страны.

6. Китай

Китай — крупнейший производитель золота в мире: за период с 2003 года он увеличил запасы этого драгметалла на 76% — до 1054 тонн. Шестой по величине золотой резерв в мире оценивается в 2,13 триллиона долларов.
7. Швейцария

Предусмотрительная Швейцария хранит 41,1% своего валютного резерва в золоте. Это составляет 1,041 тонн.
8. Япония

Лишь 2,2% валютного резерва страны исчисляется золотом. Сегодня в Банке Японии хранится 765.2 тонн драгметалла.
9. Нидерланды

В отличие от Японии 61.7% валютного резерва Нидерландов хранится в золоте. Это составляет 612.5 тонн драгметалла.
10. Европейский Центральный банк

Первую десятку замыкает Европейский центральный банк, который имеет в своем хранилище 666,5 тонн золота.

0

20

Одним из величайших преступлений этого столетия, и, возможно, одним из величайших преступлений против женщин во всей истории, были массовые изнасилования женщин завоёванной Европы после коммунистической победы в 1945 году. Насильниками были в основном солдаты Красной Армии, многие из них - небелые солдаты из азиатских республик Советского Союза. Однако, к сожалению, следует сказать, что многие насильники, в том числе и американцы, принадлежали и к нашей собственной расе. Они, несомненно, вели себя как животные, но все их звериные оргии разрешались и поощрялись официальной "Союзнической" политикой, которая целенаправленно натравливала их на немцев, а также на европейцев тех национальностей, которые были союзниками Германии в антикоммунистическом блоке. Невозможно без содрогания узнавать об оргии изнасилований и сексуального рабства невинных женщин и маленьких девочек. И очень легко отмахнуться от этой темы и выбрать для чтения что-нибудь более приятное или развлекательное. Но если вы хотите знать правду об одном из самых зловещих секретов наших правящих кругов, о страшном преступлении против женщин, о котором политически благонадёжные феминистки странным образом предпочитают хранить молчание, то я вас призываю дочитать эту статью.

Я не являюсь первым, кто документировал или поведал об этом чудовищном преступлении, совершённом главным образом теми, кого Франклин Рузвельт называл "наш благородный советский союзник". Мы этим обязаны д-ру Остину Дж. Аппу (Austin J. Арр), профессору и специалисту по английской литературе в Католическом Университете Скрэнтонском Университете и Ласалльском Колледже, который в числе других людей, рискуя своей карьерой и средствами к существованию, донесли до нас правду. Когда в апреле 1946 года он опубликовал свою работу, на которой основана данная статья, "Изнасилование женщин завоёванной Европы" (Ravishing the Women of Conquered Europe), он был одиноким голосом, призывающим к правосудию в Америке, где пропаганда по-прежнему трубила о "Великой Победе", но что позднее, в годы холодной войны, окажется поражением для Америки и Запада в такой же мере, как и для Германии.

По мере того, как Красная Армия продвигалась вперёд в 1945 году, Берлин становился городом практически без мужчин. Из гражданского населения 2 700 000 человек, 2 000 000 были женщины. Неудивительно, что страх перед изнасилованиями разносился по городу подобно чуме. Женщины осаждали докторов, ища информацию о быстрейших способах совершить самоубийство. На яд был огромный спрос.

В Берлине находилось благотворительное учреждение Хаус Делем, родильный дом и приют. Советские солдаты ворвались в него и многократно изнасиловали беременных женщин и только что родивших женщин. Это не было одиночным эпизодом. Никто точно не знает, сколько всего женщин было изнасиловано, но по оценкам врачей, в одном только Берлине не менее 100 000 женщин, в возрасте от 10 до 70 лет.

24 марта 1945 года наш "благородный советский союзник" вошёл в Данциг. 50-летняя данцигская учительница сообщала, что её племянница, 15 лет, была изнасилована семь раз, а другая племянница, 22 лет, была изнасилована пятнадцать раз. Советский офицер сказал группе женщин искать убежища в соборе. Когда они собрались там, туда зашли большевистские звери, и под звуки колоколов и органа, "отпраздновали" гнусную оргию, всю ночь насилуя всех женщин, некоторых более тридцати раз. Католический пастор в Данциге показал:

"Они насиловали даже 8-летних девочек, и убивали тех мальчиков, которые пытались заслонить своих матерей". Его высокопреосвященство британский архиепископ Бернард Гриффин (Bernard Griffin) с целью изучения условий объехал Европу. Он сообщал:

"В одной только Вене они изнасиловали 100 000 женщин, причём не один раз, а по много раз, включая не достигших 10-летнего возраста девочек, и старых женщин". Лютеранский пастор в Германии в письме от 7 августа 1945 года епископу Кайчестерскому, Англия, описывает как у его знакомого пастора "две дочери и внук (десятилетнего возраста) страдают приобретённой гонореей в результате изнасилования" и как "была убита г-жа Н., когда она оказала сопротивление попытке изнасиловать её", а её дочь "была изнасилована, и как полагают, депортирована в Омск, Сибирь, для индоктринации". Через день после захвата Нейссы (Neisse), Силезия, нашим благородным советским союзником, было изнасиловано 182 католические монахини. В епархии Каттовицы было насчитано 66 беременных монахинь. В одном из женских монастырей были застрелены игуменья и её помощница, когда они с распростёртыми руками пытались защитить молодых монахинь. В журнале "Норд Америка" (Nord Amerika) от 1 ноября 1945 года один священник сообщал, что ему известно "несколько деревень, в которых все женщины, даже пожилые женщины и девочки двенадцати лет, в течение недель ежедневно насиловались советскими солдатами". Сильвестер Михельфельдер (Sylvester Michelfelder), лютеранский пастор, писал в "Крисчен Сенчери" (Christian Century):

"Толпы безнаказанных бандитов в советской и американской форме грабят поезда. Женщин и девочек насилуют на глазах у всех. Их заставляют ходить голыми". 27 апреля 1946 года Радио Ватикана утверждало, что из советской оккупационной зоны в Восточной Германии доносятся мольбы о помощи "от зверски насилуемых девочек и женщин, чьё физическое и нравственное здоровье совершенно подорвано".

Не все насильники носили красную звезду. Джон Дос Пассос (John DOS Passos) в журнале "Лайф" (Life) от 7 января 1946 года цитирует "краснощёкого майора", заявляющего, что "похоть, виски и грабёж - награда для солдата". Один военнослужащий писал в журнале "Тайм" (Time) от 12 ноября 1945 года:

"Многие нормальные американские семьи пришли бы. в ужас, если бы они узнали с какой полнейшей бесчувственностью ко всему человеческому "наши ребята" вели себя здесь". Армейский сержант писал: "И наша армия и британская армия... внесли свою долю в грабежи и изнасилования... Хотя эти преступления не являются характерными для наших войск, однако их процент достаточно велик, чтобы дать нашей армии зловещую репутацию, так что и мы тоже можем считаться армией насильников". Итальянец, переживший американские бомбардировки, констатирует, что чернокожие американские войска, размещённые в Неаполе, с разрешения своего начальства имели свободный доступ к бедным, голодным и униженным итальянским женщинам. Результатом этих межрасовых изнасилований и сексуального рабства было производство поколения жалких расовосмешанных детей, наследие жестокого завоевателя.

Согласно сообщению "Ассошиэйтед Пресс" от 12 сентября 1945 года, озаглавленному "Немецко-американские браки запрещены", правительство Франклина Рузвельта известило своих солдат, что браки с неполноценными немками категорически запрещены, но, кто имеет внебрачных детей от тех немецких женщин, чьи мужья или женихи считаются погибшими, пленными или заключёнными в концлагерях, могут рассчитывать на денежное пособие. По сообщению журнала "Тайм" от 17 сентября 1945 года правительство поставляло солдатам примерно 50 миллионов презервативов в месяц с живописными иллюстрациями по их использованию. Фактически нашим солдатам говорилось: "Преподайте этим немцам урок, - и приятно проведите время!" Таковы были эти участники крестового похода, принесшего "демократию" в Европу.

Открытые изнасилования не были столь распространены в американских и британских войсках, как в советских войсках. Советские просто насиловали подряд всех лиц женского пола от восьми лег и выше, а если немец или немка убивали за что-нибудь советского солдата, пусть даже за изнасилование, то за это убивали 50 немцев, как сообщал журнал "Тайм" от 11 июня 1945 года. Что касается американских солдат, то их "приятное времяпрепровождение" зависело в значительной степени от "сотрудничества" немецких и австрийских женщин. У заморенных голодом и бездомных женщин такое сексуальное "сотрудничество" могло быть куплено за несколько центов или кусок хлеба. Что это, как не сексуальное рабство?

5 декабря 1945 года "Крисчен Сенчери" сообщал: "Американский начальник военной полиции подполковник Джеральд Ф. Бин сказал, что изнасилования не являются проблемой для военной полиции, поскольку немного еды, плитка шоколада или кусок мыла делают изнасилование излишним. Задумайтесь над этим, если вы хотите понять положение в Германии". Лондонская "Уикли Ревью" (Weekly Review) от 25 октября 1945 года описывала это так: "Беспризорные молодые девушки открыто предлагают себя за еду или ночлег... всё очень просто, для продажи у них осталась единственная вещь, и они её продают... как способ умереть, это может быть даже хуже, чем голод, но это отодвигает смерть на месяцы, или даже годы". Д-р Джордж Н. Шустер (George N. Shuster) президент колледжа Хантер, писал в декабре 1945 года в "Католик Дайджест" (Catholic Digest) после посещения американской оккупационной зоны:

"Вы сказали этим всё, когда вы говорите, что Европа является сейчас местом, где женщина проиграла многолетнюю борьбу за благопристойность, потому что только бесстыдные остались живы". Своей официальной политикой Союзники создали такие условия, при которых, только те матери могли спасти своих детей от голодной смерти, которые сами, или чьи сестры становились наложницами оккупационных войск. По общему признанию, наши официальные лица снизили дневной рацион немцев до уровня ниже, чем американский завтрак, уровня, который медленно, но верно ведёт к смерти, если не принять меры. Согласно свидетельским показаниям, данным в Сенате США 17 июля 1945 года, когда колониальные французские войска под командованием Эйзенхауэра, - в большинстве своем африканцы, -вошли в немецкий город Штуттгарт, они согнали немецких женщин в метро и изнасиловали около двух тысяч из них. В одном только Штуттгарте войска под командованием Эйзенхауэра изнасиловали больше женщин за одну неделю, чем немецкие войска изнасиловали во Франции за целых четыре года. Фактом является то. что из всех основных воюющих сторон во Второй Мировой Войне у немецкий войск был несравненно самый низкий показатель изнасиловании и грабежей. Фактом является то, что уровень изнасилований немецкой армией на оккупированных Германией территориях был даже ниже чем, уровень изнасилований у американских войск, расположенных на американской же земле!

Согласно лондонской "Международной Службе Новостей" от 31 января 1946 года, когда жены американский солдат приехали в Германию, то они получили специальное разрешение носить военную форму, потому что "Джи-Ай [американские солдаты] не хотели, чтобы, оккупационные войска по ошибке приняли их за фрой-лян [нем. девушки]". Автор одной из статей в "Нью-Йорк Уорлд Телеграмм (New York World Telegram) от 21 января 1945 года констатировал; "Американцы смотрят на немок как на добычу, подобно фотоаппаратам и Люгерам". Д-р Г. Стюарт (G. Stewart) в медицинском отчёте, представленном генералу Эйзенхауэру, сообщал, что за первые шесть месяцев американской оккупации уровень венерических заболеваний возрос в двадцать раз по сравнению с уровнем, который был прежде в Германии.

Я хочу, чтобы представили подобную оргию изнасилований, происходящую в вашей стране, вашем районе, с вашей семьёй, с вашей женой, вашей сестрой, вашей дочерью. Я хочу, чтобы вы представили, что вы будете ощущать, когда вы абсолютно бессильны помешать этому, совершенно не можете потребовать наказания преступников. И я хочу спросить вас, были ли трибуналы по "военным преступления" или суды за "разжигание расовой и национальной ненависти" для этих убийц, насильников и подстрекателей к массовым убийствам и изнасилованиям? Мы, в Америке, очень хорошо умеем посыпать "умными бомбами" своих противников, и силой утверждать диктат ООН над народами отдалённых стран, оболганных нашей прессой. Но мы сами были надёжно изолированы от ужасов массовых боевых действий на своей территории. Однако, если мы не очнёмся, то в один прекрасный день мы обнаружим, что политическая ситуация в Америке не по вкусу международным элитистам, и мы увидим иностранные войска в голубых касках ООН уже на наших берегах для "исправления" ситуации. На зловещем новоязыке, созданном кандидатами в будущие хозяева, они будут называться "миротворческими" войсками, но их пули и бомбы, будьте уверены, с таким же успехом будут убивать ваши семьи, как и в других странах. И я уверяю вас, что в тех странах, откуда прибудут "миротворцы", контролируемые средства массовой информации тщательно индоктринирует их ненавистью к этим отвратительным американцам, которых надо поставить на место за то, что они совершают преступление, подвергая сомнению диктат Нового Мирового Порядка. Так же как сегодня нас учат ненавидеть иракцев и африканеровбуров Южной Африки; так же как вчера нас учили ненавидеть немцев.

Сегодня мало кто помнит, что в 1940-х годах Союзники, которые уже тогда называли своё создаваемое мировое правительство "Объединёнными Нациями", преследовали политику безоговорочной капитуляции, означавшую, что немцы должны были подчиниться оккупационному правительству, чьи намерения, - геноцидный "План Моргентау" (Morgenthau Plan) - низвели бы Германию на средневековый уровень, и сократили её население искусственным голодомором. Пойдите в большую библиотеку и закажите книгу Секретаря Моргентау, "Германия - наша проблемам (Germany is our problem), Harper and Brothers, 1945. Вы увидите использование термина "Объединённые Нации" на переднем форзаце и в предисловии Франклина Д. Рузвельта. Видный еврейский писатель в Америке Теодор Кауфман (Theodore Kaufman) написал в 1941 году книгу, озаглавленную "Германия должна погибнуть" (Germany Must Perish), в которой он проповедовал истребление всех немцев путём стерилизации. Книга Кауфмана получила благосклонные отзывы в главных американских журналах и газетах. Другие книги, такая как "Что делать с Германией" (What to do with Germany) Луи Ницера (Louis Nizer), также способствовали нагнетанию атмосферы нетерпимой антинемецкой ненависти. Военная пропаганда и официальная политика совместно создали образ немца как недочеловека, заслуживающего если не истребления, то бесконечного наказания.

В январе 1945 года Черчилль сказал немцам: "Мы, союзники, - не чудовища. По крайней мере, я могу это сказать Германии от имени Объединённых Наций... Мир, хотя и на основе безоговорочной капитуляции, принесёт Германии и Японии огромное и немедленное облегчение всех бедствий и страданий".

Этому лживому заверению покойный д-р Остин Ann противопоставил правду: Эти Союзники, которые были "не чудовища" в действительности изнасиловали больше европейских женщин, чем было изнасиловано во всей мировой истории. Они посадили Германию на диету голодомора. По прямому приказанию Дуайта Эйзенхауэра они убили свыше миллиона немецких военнопленных. Они ограбили 12 миллионов человек, лишив их своих домов, добра, еды и даже одежды, и выгнав с их родины. Они забрали у них четвёртую часть всех сельскохозяйственных земель, забрали у них корабли, заводы и сельскохозяйственные орудия труда, а затем приказали им жить земледелием. Они замучили и заморили голодом до смерти больше немецких детей, чем было евреев, когда-либо живших в Германии. Они изнасиловали и развратили сотни тысяч немецких, австрийских и венгерских женщин и девочек от восьми до восьмидесяти лет. За один лишь год мирного времени они умертвили в пять раз больше немцев, чем их умерло за пять лет войны. Да, да, конечно, эти люди из Объединённых Наций, эти люди из Нового Мирового Порядка - не чудовища.

Если отвлечься от всех этнических или идеологических соображений, то Вторая Мировая Война была войной между, с одной стороны, элитистами, которые создали коммунизм как промежуточную станцию на пути к их Новому Мировому Порядку; и с другой стороны, между теми, кто выступил против этого Нового Мирового Порядка. Это трагедия мирового масштаба, что Америка и Британия были вовлечены в эту войну на стороне коммунизма и его хозяев.

Люди! Всё это время вам лгали те, кто хочет навязать нам своё мировое правительство. Школы, средства массовой информации и государство по-прежнему лгут вам. Если вы хотите сохранить свою свободу, вы должны проснуться.

0

21

Военные преступления президентов США

ТМ: одно из Ваших самых провокативных заявлений, которые мне довелось прочитать, гласит, что если бы любой президент США, занимавший свой пост после второй мировой войны, был судим по меркам Нюрнбергского трибунала, был бы повешен как военный преступник. Вы могли бы кратко обрисовать военные преступления, совершенные этими президентами?

НЧ: Я уже сделал это в нескольких своих публикациях. Начать можно, пожалуй, с ТРУМАНА. Вскоре после того как он стал президентом, он отдал приказ сбросить атомную бомбу на Хиросиму – для этого они еще смогли найти какие-то основания, я лично считаю, что этому нет оправданий – однако, вторая бомба, сброшенная на Нагасаки, совершенно неоправданна. В первую очередь это являлось испытанием нового оружия. Потом был еще один беспричинный рейд, названный великим «финалом», когда тысяча самолетов бомбили Японию уже ПОСЛЕ подписания договора о капитуляции.
За этим следует, например, поддержка жестокой контрреволюционной кампании в Греции, во время которой были убиты 150 000 человек, восстановлены наместники нацистов и подавлено партизанское движение.

Теперь ЭЙЗЕНХАУЭР. Его администрация – его и его предшественника Трумана – бомбардировки – вспомните хотя бы войну в Корее, если присмотреться, за этим скрывается довольно запутанная история, но все равно, бомбардировки в Северной Корее в 1951 и 1952 являются настоящими военными преступлениями. В документах ВВС CША (Air Force history) упоминается, что во времена Эйзенхауэра в Корее не осталось целей для бомбардировок, все уже сравнялось с землей, тогда они сбрасывали бомбы на плотины и потом восторженно рассказывали, как вода затопляла деревни, убивая, уничтожая посевы и т. д. Так вот, за такое – меньше, чем за такое – вешали. В Нюрнберге вешали за открытые плотины. Нельзя забыть события в Гватемале и других странах, где во времена Эйзенхауэра совершались ужасные преступления.

О КЕННЕДИ и говорить нечего. Вторжение во Вьетнам – Кеннеди открыто напал на Южный Вьетнам. В 1961-62 он направил Air Force бомбить и травить напалмом деревенских жителей. Он же заложил основу для массивной волны репрессий в Латинской Америке, где нео-нацистским гангстерам, и до этого пользовавшихся поддержкой США, была дана возможность захватить власть. Это продолжалось и во время президенства ДЖОНСОНА.

Теперь НИКСОН, например, бомбардировки в Кампучии в 1973 были зверским преступлением. Это была просто бойня крестьян. Об этом у нас нечасто вспоминают, потому что это не привлекло ничьего внимания, но эти действия играли немалую роль в появлении Красных Хмеров. По оценкам ЦРУ, в результате прямых и косвенных действий США в Кампучии были убиты 600 000 человек.

При КАРТЕРЕ также совершались крупные преступления, например, нападение Индонезии на Восточный Тимор, которое началось еще при ФОРДЕ и привело к крупнейшему геноциду со времен Гитлера - уничтожению почти 30% населения. 90% использованного при этом оружия было американским. Когда у Индонезии истощились запасы оружия, Картер увеличил поставки в 1978, именно в этом году массовые убийства достигли максимума.
Картер открыто поддерживал Сомозу и его национальную гвардию прямыми военными и дипломатическими мерами, в тот период, когда ими были убиты 40 000 человек в последние дни правления режима. Опять же, это всего лишь отдельные факты.

Следующий – РЕЙГАН. Во время его президенства Всемирный Суд признал США виновными в «незаконном применении силы», имея в виду агрессию в Никарагуа. Только в Центральной Америке более 200 000 человек были убиты во время кровопролитий, развязанных США. В южной Африке были убиты около 1,5 миллиона человек и нанесен ущерб в размере $60 миллиардов, по данным коммиссии ООН, которая занималась расследованием этих событий с 1980 по 1988 год. Но и на этом наш список не заканчивается.

Ну что ж, БУШ, о нем мы уже говорили, например, вторжение в Панаму было прямым актом агрессии. Это нападение было осуждено всем мировым сообществом. США наложили вето на приговор Совета безопасности, но это не меняет тот факт, что США совершали военные преступления в Панаме.

Переходим к президенству КЛИНТОНА. Первым делом, что он сделал – отправил управлялемые снаряды в Багдад. Многих он не убил, думаю, человек восемь. Но это было совершено без малейшего предлога, они даже не позаботились о какой-либо отговорке. Клинтон хотел показать, какой он крепкий орешек. Официальный предлог настолько нелеп, что неудобно его повторять. Они заявили, что это была самооборона против вооруженного нападения, потому что за два месяца до этого кто-то, неизвестно – иракец или нет – попытался убить Буша или что-то в этом роде. Повторяю, это просто нелепо. При Клинтоне около половины военной помощи и обучения, распределенных в Латинской Америке, приходились на Колумбию, где права человека попираются самым жестоким образом во всем полушарии, и тысячи человек до сих пор убиваются зверскими методами.

Все это – преступления. Я думаю, можно составлять обвинительный акт.

0

22

Какие загадки оставило 10-летие, прошедшее со взрывов жилых домов в сентябре 99-го?
Владимир Кара-Мурза: 10 лет назад началась череда загадочных терактов сентября 99-го года. 4 сентября в результате подрыва автомашины со взрывчаткой рухнули два подъезда жилого дома в дагестанском городе Буйнакске, под завалами погибли 58 человек. Спустя 5 дней в Москве на улице Гурьянова был взорван 9-этажный дом, погибли сто человек. 13 сентября взрыв раздался на Каширском шоссе, под руинами 8-этажного дома обнаружили тела 124 жильцов. Спустя три дня эхо взрыва докатилось до Волгодонска, где взлетел грузовик и от детонации рухнул фасад 9-жтажного дома, из-под завалов было извлечено 18 погибших. О том, какие загадки оставило десятилетие, прошедшее с момента взрыва жилых домов в сентябре 99 года, мы говорим адвокатом пострадавших на улице Гурьянова правозащитником Михаилом Трепашкиным. Какие факты опровергают официальную версию взрывов жилых домов в сентябре 99 года?

Михаил Трепашкин: Таких фактов очень много. Я бы прежде всего остановился на том, что я как адвокат, когда стал представлять интересы потерпевших при взрыве на улице Гурьянова, это дом 19, 9 сентября 1999 года, сразу встретил большое неприятие со стороны тех, кто расследовал это дело. Казалось бы, мы были заинтересованы, что одна сторона, что другая, поскольку представители стороны потерпевших в установлении объективных обстоятельств и установлении именно тех, кто организовал и осуществил этот подрыв. Однако было сильнейшее неприятие, не давали ознакомиться с материалами дела. В итоге, когда я сказал, что все равно в суде будем допущены, там ознакомимся с материалами дела, мне был подброшен пистолет, я оказался за решеткой, и пока не завершился процесс по этому подброшенному пистолету, я находился под стражей. И тут первое, что меня смутило, что такое было неприятие. Казалось бы, может быть обосновано оно, нечего лезть не в свои дела и так далее. Но почему ко мне обратились сестры Морозовы? Это потерпевшие при подрыве дома. Я как-никак закончил высшую школу КГБ, следственный факультет и как раз специализировался на расследовании особо опасных государственных преступлений, включая и террористические акты. И до этого довольно в короткий срок расследовались ряд подобных акций и виновные были привлечены к ответственности. То есть имел опыт и имел определенные знания и мог со своей стороны помочь. Это первый вопрос и загадка.
А вторая загадка состояла в том, что почему-то, когда уже стал работать в комиссии Государственной думы по расследованию обстоятельств подрыва домов, нам не хотели давать ответы на многие вопросы. Я был приглашен в качестве эксперта по двум ситуациям. Это по подмене фоторобота при подрыве на улице Гурьянова и по проверке письма Гочияева, где он указывал, что он не причастен к подрыву домов, что он наоборот предупредил о готовящихся еще двух подрывах, куда были завезены подобные мешки, и что этим занимался его заместитель по фирме «Капстрой-2000» некий К, он в письме не указывал фамилию. Я занимался проверкой этого письма, действительно вырисовывалось, что существовала фирма «Капстрой-2000», что у Гочияева имелось в Москве очень много родственников, что он практически был орусевший карачаевец, который здесь находился. Я почему хочу сказать, что если бы он был причастен, он бы подставлял всех родственников, что не могло быть. И что у него был заместитель генерального директора некий Кормишин из города Вязьма, который занимался помимо реставрации зданий – это основной профиль этой деятельности, и торгово-закупочной, лимонад и прочее. Вот это вторая загадка, почему не дали ответа, не подтвердили его звонки, где он говорил, что он предупредил, что он звонил и прочее.
И третий вариант: он ведь предлагал под гарантии, это была известная пресс-конференция 2002 года, мост был гостиница «Балчуг» - Великобритания, где выступали Фельштинский, Литвиненко, покойный ныне, и они как раз показывали письмо Гочияева и как раз высказали возможность встречи под гарантию его жизни, где он готов дать подробные показания. На что был дан ответ примерно такого содержания, что нам он живой не нужен, возникнет много вопросов, нужен только мертвый. Вот такие вопросы, которые вызывали довольно много чисто с адвокатской точки зрения много вопросов и недопонимания, почему такое происходит.
И третий сюжет, который тоже вызывал много вопросов – почему был подменен фоторобот. Почему по горячим следам был описан довольно подробный фоторобот и в этом фотороботе многие узнали некоего Романовича. Это человек, который в свое время прикрывался ФСБ Российской Федерации, чтобы его не трогали, и известен был своими связями с чеченцами, которые здесь работали в Москве. Однако этот фоторобот вскоре был подменен на Лепанова, поскольку на него была оформлена аренда. А когда узнали, что Лепанов уже год назад умер, а было оформлено все по паспорту умершего человека, быстро попытались подтянуть, сначала было лицо треугольное, потом подтянули под вытянутое худощавое Лепанова, а потом, когда оказалось, что он умер, вытянули под подобное лицо Гочияева. Вот эти вопросы, почему нет объективного расследования.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Борщов, член Московской Хельсинской группы, бывший депутат Государственной думы, гордится результатами работы парламентской комиссии Сергея Ковалева по расследованию взрывов жилых домов в Москве.

Валерий Борщов: Существовала общественная комиссия по расследованию взрывов, я входил в состав этой комиссии, возглавлял ее Сергей Адамович Ковалев, Сергей Юшенков покойный, Юра Щекочихин покойный. Трудно было что-либо найти, поскольку документов нам практически не давали никаких. Хотя, впрочем, отрицательный ответ – это тоже результат. Ясно одно, что все, что было представлено в официальной версии, выглядело крайне неубедительно. А уж когда мы поехали в Рязань и стали изучать ситуацию с рязанским сахаром – это вообще был скандал. Поскольку как только мы вскрыли всю эту ситуацию, вскоре тот человек, который нашел так называемый сахар, исчез. Жители сначала охотно с нами разговаривали, потом поспешно закрывали двери и отворачивали лицо, они были запуганы. То, что в Рязани было откровенное вранье – это для нас очевидно.

Владимир Кара-Мурза: Для вас, очевидно, неудивительно, что трое из перечисленных членов этой комиссии по разным причинам погибли – это депутаты Щекочихин и Юшенков и Александр Литвиненко. Ваша судьба, наверное, тоже неслучайно так сложилась тяжело.

Михаил Трепашкин: После того, как в Москву прибыли потерпевшие сестры Морозовы, мы хотели ознакомиться с материалом, потому что у нас была своя версия. Я ее сейчас полностью не буду озвучивать по определенным причинам. С приведением массы доказательств, но не хватало кое-каких звеньев. Мы их планировали получить при ознакомлении с материалами уголовного дела. Однако нам сказали, что не допустят ни Морозовых, ни меня к материалам дела. В крайнем случае, если будет разрешение генерального прокурора Российской Федерации, в то время Устинов был, мы вас можем ознакомить с некоторыми экспертизами, где есть останки вашей матери, так они сказали Морозовым и, естественно, мне. Все остальные материалы мы вам не предоставим. Я говорю: хорошо, мы в суде все равно ознакомимся, даже если вы меня не пустите. И кроме того, у меня был ряд свидетелей, которые могли подтвердить причастность спецслужб к подрывам этих домов. Я собирался вызвать свидетелей в суд. Узнал об этом через свою агентуру. За неделю до начала процесса по делу Крымшамхалова и Декушева - это была первая часть, забегая вперед, хочу сказать, что дело было разделено. Это была первая часть дела по подрыву домов в Москве. За неделю до начала процесса мне был подставлен под видом клиента человека, я был вызван в город Дмитров Московской области, как бы для оказания юридической помощи как адвокат. На обратном пути меня остановили и цинично, нагло бросили в машину пистолет, на котором были сделаны материалы, что он принадлежит чеченским боевикам, и началась формулировка, что чуть ли не покушение на Путина, поскольку он ездил кататься даже летом на горных лыжах, была специальная трасса, меня арестовали и посадили под стражу. Продержали два года до того, как был вынесен оправдательный приговор.
К этому моменту уже дело завершилось и все позабылось, посчитали возможным отпустить. Но, правда, полностью не отпустили, по пистолету явно подброшенному, тем более мне удалось доказать, что он изымался в свое время правоохранительными органами и после этого нигде не утрачивался. Значит мне тогда вменили другое, что я разгласил государственную тайну полковнику ФСБ Шабалину, рассказал о каких-то планах. Какие планы - я не знаю, в 97 году уволился из органов и никогда больше к ним отношения не имел, вдруг в 2001 году какие-то планы ФСБ разгласил ему. И меня еще продержали. В общей сложности 4 года 1 месяц и 8 дней в особо жестоких условиях меня держали под стражей.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Буковский, бывший советский политзаключенный, знакомый Александра Литвиненко, никогда не доверял официальной версии.

Владимир Буковский: Версия ФСБ сразу же провалилась. За все время, а это уже 10 лет прошло, они в общем-то никаких кавказцев не нашли, тем более чеченцев. Там были попытки притянуть за уши кого-то, но и они не удались совершенно. Наоборот было очевидно, что прямое действие ФСБ. Как вы помните, они попались с поличным в Рязани, где жители обнаружили ночью подозрительных людей, таскавших мешки в подвалы здания. Так что для меня тогда же эта история стала абсолютно очевидной. Тем более, что центральные власти не отрицали. Патрушев, глава ФСБ, заявил, что это были учения, тренировки, проверка бдительности местных властей. Ну знаете, кто это и когда проверяет бдительность взрывчаткой и тикающим взрывным механизмом. То есть очевидно, что они попались. И уже одного этого эпизода было достаточно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Михаилу Трепашкину. Еще из римского права известен постулат, что в каждом преступлении нужно искать того, кому это выгодно. Официальная версия, что эти взрывы осуществили чеченцы. Но если мы посмотрим, чеченцы от этих взрывов только проиграли. Во-первых, появилась злоба у российского населения к чеченцам, которые сделали эти якобы взрывы. А во-вторых, мировое сообщество чеченское подполье, которое до этого считалось национально-освободительным, приравняло к террористической организации. То есть чеченцам от этих взрывов только вред. Если мы посмотрим, кто от этого выиграл, то путинский режим давно мечтал для осуществления своей вертикали заменить свободно избранных губернаторов на назначаемых из Кремля. Воспользовавшись этими взрывами, он прекрасно осуществил свою идею. Второе: под шум этих взрывов он вторую мечту осуществил – это протолкнул такой закон об экстремистской деятельности, который заменил два советских антиконституционных отмененных закона.

Владимир Кара-Мурза: Кому были выгодны взрывы осени 99 года?

Михаил Трепашкин: Я сразу хотел бы сказать, правильно было отражено в вопросе, что чеченского следа там не наблюдалось. Дело в том, даже если смотреть по тем лицам, которых привлекли официально, это карачаевцы, из Карачаево-Черкесии, ни одного чеченца там нет. Правда, есть версия, что в числе заказчиков выступал Хаттаб и Доку Умаров, однако таких конкретных доказательств мы не знаем. Есть фотография, где якобы сфотографирован Гочияев рядом с Хаттабом, однако по проведенной экспертизе в Великобритании по лицу установили, что маловероятно, что это именно Гочияев, скорее всего это фальшивка. И ясно, что чеченцам это было невыгодно. Однако, если вспомнить, в то время много было притязаний по поводу нарушения прав человека в Чечне. И после этих подрывов домов этот вопрос не поднимался, считалось, что можно их мочить в сортире без каких-либо объяснений, что там нарушаются права человека, прежде всего право человека на жизнь.
Что касается права на жизнь, еще хотел один вопрос обязательно затронуть. Дело в том, что любого человека нужно сначала признать виновным для того, чтобы решить его судьбу. У нас же многих лишали жизни, даже не разбираясь в его виновности. Это было не только при дальнейшем расследовании этого дела, но и по «Норд-Осту», людей не опасных, которые были обезврежены, их расстреливали, что не позволяло для меня как для юриста установить объективную истину причину, кто за этим стоит. Потому что если бы были живые люди, мы бы знали, кто за этим стоит. А так у нас всячески обрывались концы. Поэтому после этого, конечно, первое, что можно было безнаказанно там творить, кроме того сильно возрос рейтинг Путина. Потому что если до этого мало кто знал преемника, кто он такой, то после его громких заявлений, что будем мочить всех в сортире, резко повысился рейтинг, что позволило ему на протяжении многих лет быть наверху.
Что касается вертикали власти, там затронуто, то это первая была наиболее циничная и наглая, я бы назвал, ее выходка после того как случились события в Беслане и тогда построили вертикаль власти. И каждое дальнейшее событие чему-то способствовало. Я хочу сказать, что меня, когда отстраняли от этого дела, наряду с разглашением гостайны и незаконного хранения боеприпасов, еще по прессе проскочила и по мнению многих депутатов чуть ли не измена родине. Так вот я наоборот, когда встречался с полковником ФСБ, которому якобы вменяют разглашение гостайны, предупредил о событиях в «Норд-Осте». Это восприняли как гостайну России. А в то же время, когда шли события в «Норд-Осте», Путин по сговору с депутатами Госдумы спокойно отторгнул часть территории, отдал три острова китайцам. Вот это разве не измена родине? Я считаю, что это более опасное преступление - это действительно измена родине. А меня обвинили в том, что я предупредил о событиях в «Норд-Осте», чуть ли не измена родине только потому, что выдал тайны какие-то ФСБ, какие, я до сих пор не знаю, а тем не менее, срок отсидел.

Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения «За права человека», запомнил скоропалительность судебного процесса.

Лев Пономарев: Власть не стремилась к расследованию этого страшного преступления. Весь судебный процесс был скомкан. Осуждены были два человека, которые фактически в Москве просто не были. Тем не менее, процесс был проведен и все постарались забыть об этом преступлении. Может быть это и было связано с какими-то чеченскими боевиками, но в том числе это могло быть связано и с спецслужбами. Второе, когда произошли в Рязани события, когда были обнаружен гексоген, МВД это считало гексогеном, ФСБ считало сахаром, мы поняли, что силовые структуры запутались в своем вранье. Если экстраполировать наши знания о рязанских событиях на Москву, то естественно, наши подозрения, что власть и спецслужбы имеют какое-то отношение к московским взрывам, только увеличивалось.

Михаил Трепашкин: Я хотел бы дополнить немножко вот этот вопрос. Потому что когда все это случилось, я как бывший сотрудник органов безопасности, имеющий ряд правительственных наград за предотвращение террористических актов в Москве, в частности, я поставил вопрос, что лица, допустившие это, должны понести ответственность. Прежде всего стоял вопрос об отставке Патрушева, он не способен обеспечить безопасность наших граждан и кругом совершаются такие события. Однако сам по себе факт, что на это не отреагировали никак, тоже говорит о том, что эти лица в той или иной степени причастны. Это первый момент. И второй момент: там, что касается дальнейшего вопроса возмещения материального вреда и морального многим, почему-то постарались перекинуть на местные власти, хотя у нас в соответствии с конституцией безопасность лежит на органах федеральной власти и поэтому отвечают первые руководители. Если случился в каком-нибудь регионе теракт, в первую очередь несет ответственность руководитель ФСБ. У нас этого, к сожалению, не было.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.

Слушатель: Здравствуйте. Насколько я знаю, следствием установлено, что в роли заказчиков этих взрывов выступали чеченские полевые командиры, сами исполнители были аварской национальности, а что касается Гочияева, то он лично получил 500 тысяч долларов за это дело и являлся приверженцем ваххабизма. Скажите, правда ли, что все взрывы домов в Москве и Буйнакске имели единый почерк. Заряд состоял из алюминиевой пудры, аммиачной селитры, в роли промежуточного заряда был пластид. И что эта метода – личное изобретение Хаттаба.

Михаил Трепашкин: Что касается состава взрывчатого вещества, оно опубликовано в интернете со ссылкой на материалы из уголовного дела. Немножко отличается от только, что названного. Поэтому тут трудно сказать, кто автор, если эта схема общеизвестна. Что касается происхождения взрывчатого вещества во всех этих террористических актах, то такой информации не имеется. Что касается, прозвучало, что Гочияев приверженец ваххабитов - это версия только всего-навсего следствия, это показания Кормишина – это бывший его заместитель по фирме «Капстрой-2000», что якобы у него крыша поехала, ударился в ваххабизм. В то же время он же показал, что он жил все это время на Шоссейной улице, недалеко от подрыва, не выезжал никуда. Что касается заказа – это тоже только версия, которая не подтверждается конкретными доказательствами. И мы знаем, как материалы ФСБ зачастую, то есть получили из источника, не поверяя эти сведения, а их всегда преподносят как установленные. Здесь очень много сомнений.
А что касается аварцев, я не знаю ни одного аварца из числа тех, кто был привлечен по делу о подрыве домов в Москве. Карачаевцы - это те, кого официально привлекли. Поэтому, видите, та информация, которую вы только что озвучили, она не соответствует той, которая проходит по материалам уголовного дела и официальной версии. Что касается получения денег, тоже витала версия, только не 500 тысяч, а два миллиона долларов. Якобы группа Гочияева, которая состояла из 13 человек, находилась в Панкисском ущелье в Грузии, когда забирали Адама Декушева и Юсуфа Крымшамхалова. Много вопросов есть, и они как раз свидетельствуют о том, что никто не захотел разобраться детально в обстоятельствах этого подрыва, чтобы найти истину. А то, что названо, осталась версия, при том версии очень жиденькие.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Руслан Мартагов, специальный корреспондент газеты «Северный Кавказ», считает, что следствие полностью опровергло версию о чеченском следе.

Руслан Мартагов: До сих пор все эти взрывы остаются предметом дискуссий и споров. И если бы там с какой-то стороны был запечатлен чеченский след, я думаю, этой дискуссии бы не было. Абсолютно не было доказано, что именно они были причастны. Наиболее вероятная версия, это как древние римляне говорили: смотри кому это выгодно? В первую очередь эти взрывы оказались выгодны властям. Я думаю, что здесь надо искать след этих взрывов.

Владимир Кара-Мурза: Прошло уже 10 лет, позволяет ли этот срок снять с этих дел гриф секретности?

Михаил Трепашкин: К сожалению, нет. Мы помним, когда эти дела расследовались, многие защитники, адвокаты выступали против засекречивания этих дел. Потому что статья 7 закона о государственной тайне запрещает секретить материалы, где имеются данные о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, о фактах нарушения законности органами государственной власти и должностными лицами, не говоря уже о фактах, где события, вызвавшие смерть людей. То есть такие материалы не засекречиваются. Более того, мы знаем по большинству случаев преступления, которые получили большую огласку, они придаются гласности, быстрее раскрываются. Мы помним все известное дело, нашумевшее дело по Кубе, когда обвиняли должностных лиц, приближенных к Фиделю Кастро, в том, что они причастны к транзиту наркотиков из Южной Америки в США через Кубу. Было расследовано это дело, и целый том, огромный том опубликован материалов, все обнародовано. Почему у нас все это скрывают?
Народ сам может думать и, посмотрев эти материалы, они могли оценить, действительно ли раскрыто дело по подрыву домов в Москве или только привлекли двух карачаевцев Адама Декушева и Юсуфа Крымшамхалова, которые в Москве не были. Гочияева представили как исполнителя, хотя он категорически отрицает и никаких следов не усматривается. То есть народ сам мог бы оценить. А то, что засекретили на длительное время, если не ошибаюсь, на 75 лет, тем более засекретили незаконно - это не дает добиться истины. Кроме того сейчас можно было с учетом ряда новых обстоятельств найти какие-то увязки, чтобы действительно откопать истинных исполнителей и истинных организаторов. Ведь это только предположения, что эти Гочияев, Хаттаб и прочие на косвенных доказательствах, прямых нет.
И еще один момент: я в то время еще отбывал наказание и по этапам, когда возили Крымшамхалова и Декушева после осуждения, поступила от них информация, что им обещали, что дадут по 20 лет, если они возьмут на себя вину, а на самом деле дали пожизненно. Они были очень недовольны, что их обманули. Знаю, что такая ситуация бывает довольно часто, когда существует обман при сделках со следователями. Он здесь тоже присутствует. Но главное то, что секретные материалы не позволяют и нам оценить ситуацию, гражданам России, не говоря уже у меня, как у защитника, возникает ряд вопросов, а по материалам работать невозможно.

Владимир Кара-Мурза: Ваши доверительницы получили американское гражданство. Может ли администрация США затребовать дело в защиту их интересов?

Михаил Трепашкин: Затрудняюсь на этот вопрос точно сказать, некомпетентен. Надо изучить как-то с международным правом именно по таким вопросам, я не смогу ответить точно.

Владимир Кара-Мурза: Александр Подрабинек, правозащитник, участник распространения фильма «Недоверие», с большими оговорками воспринимает официальную версию.

Александр Подрабинек: Мне кажется, что версия о причастности чеченских боевиков к взрывам домов может быть верна, но только отчасти. По всем документам, которые были, по свидетельствам за этими взрывами стоит ФСБ. Возможно, федеральная служба безопасности использовала чеченцев в качестве исполнителей этих терактов - это не исключено. Но нити заговора, нити террора, безусловно, ведут на Лубянку. А что касается конкретных людей, которые подкладывали взрывчатку, взрывали, нажимали на курок - это может быть кто угодно, в том числе и чеченцы.

Михаил Трепашкин: Хотел бы еще два слова дополнить к этой ситуации. Абсолютно верно было замечено, просто у нас передача ограничена по времени, невозможно все аспекты затронуть, хотя бы галопом по Европам. Действительно представители спецслужб нередко использовали сепаратистские настроения некоторых лиц для того, чтобы провести ту или иную акцию, использовали для своих целей, а потом их же самих и уничтожали. Мне такие случаи известны, они проводились в 90 годы, когда была первая так называемая чеченская кампания.

Владимир Кара-Мурза: Некоторые подозревают, что в «Норд-Осте» частично эта схема была.

Михаил Трепашкин: Да, вырисовывается по ряду обстоятельств такая же ситуация. Тем более я тоже причастен в какой-то мере к событиям по «Норд-Осту» в той части, что я предупреждал, что такая акция готовится, как адвокат в это время работал и получил информацию за несколько месяцев. Но в ФСБ никак не отреагировали. А когда я поставил вопрос об ответственности, кто не отреагировал, меня обвинили в разглашении гостайны.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Екатеринбурга от радиослушателя Павла.

Слушатель: Добрый вечер, господа. Загадка состоит в том, кого представляют те люди, к которым вы предъявляете претензии. Народ они точно не представляют, поскольку они считают, что народ не может выбирать. А все остальное последствия. Ищите в учебнике логики.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо. Как по-вашему, проявила ли некомпетентность федеральная служба безопасности?

Михаил Трепашкин: Некомпетентность вне всяких сомнений. Почему я ставил вопрос об ответственности Патрушева за то, что он оказался неспособным выполнить свой конституционный долг, который определен конституцией, статья 71 непосредственно, и не обеспечил безопасность граждан. Все это можно было предотвратить. Информация о том, что готовится та или иная акция срока, с учетом широкой расстановки агентурной сети, которая осталась со времен КГБ СССР, она поступает всегда. Дело другое, что надо вовремя обрабатывать и реагировать. Если на нее не реагировать, значит есть какой-то интерес, интерес определенных лиц, интерес лиц, близких к этим лицам. Поэтому, что касается затронутого вопроса, чьи же интересы они представляли, мы сами видим, что за 2000 годы я, например, ни в одном нормативном акте не видел, чтобы защищались интересы простого гражданина. Нам говорят, что мы боремся с олигархами, выращивают новых олигархов более крупных, идет передел собственности, идет борьба за собственность, причем идет жестокая борьба, нарушаются права человека, прежде всего право человека на жизнь - это основное право. И к сожалению, на это мы слабо реагируем. Ряд других.
В целом изменения, которые были внесены в законодательство, я расцениваю как откатывающие нас назад в плане демократии, в плане интересов человека, интересов гражданина, интересов россиянина. Это ведет к определенному геноциду российских людей. Взять хотя бы ту же самую систему наказания. У нас и так несколько видов тюрем, хотят колонию упразднить, создать побольше тюрем. К чему это приведет? Это уже не мера исправления - это мера карательная, там попадут многие под заказ, и там идет моральное, интеллектуальное, физическое уничтожение людей. Тем более они ограничиваются в доступе к информации, они дикие выходят, готовы на любой рецидив. Эти изменения готовятся, нужно на них реагировать. Хотя очень много подобных изменений реакционных, как я их называю, они внесены думой, которая стала ручной, поскольку избирается не народом, а якобы ставленниками народа, но неизвестно, кем они выбираются.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Гончаров, депутат Мосгордумы от фракции «Единая Россия», президент ассоциации ветеранов группы «Альфа», полностью поддерживает официальную версию событий.

Сергей Гончаров: То, что к этому причастны бандиты или боевики, как мы называем, и при том финансирование прошло не только из внутренних резервов, но и из внешних поступали деньги - это однозначно. Потому что без этой поддержки, без этого подпитывания бандитское формирование на Северном Кавказе давно бы затухло. А ему просто не дают затухать, потому что у нас есть оппоненты, которые будут делать все, чтобы Кавказ кровоточил и дальше. В Москве, дай бог, не повторится, но уже давно не происходит ЧП такого масштаба. Значит таким образом наша правоохранительная система при желании способна поставить какие-то заслоны. Северный Кавказ - это отдельная российская территория, на которой, к сожалению, российские законы не действуют. Они как жили, так и живут по своим клановым понятиям. До тех пор, пока уровень коррупции будет зашкаливать и пока будут продвижения по службе только за деньги или по принадлежности к определенному тейпу, у нас будет такой бардак, который происходит на Северном Кавказе.

Владимир Кара-Мурза: Скорее эти теракты прекратились не после взрывов домов на улице Гурьянова, а после учений в Рязани. Как вы думаете, сложно ли организовать такой теракт? Депутат Гончаров считает, что без подпитки из-за границы невозможно.

Михаил Трепашкин: Я отдел бы депутату Гончарову очень уважаемому, я думаю как депутат официальную точку зрения дает. Здесь есть твердая установка. Если шла подпитка, тем более расследование проводится уже не первый год и огромнейшим аппаратом. Пожалуйста, есть фирма, перевод, банк, получение денег. Есть доказательства конкретные - можно говорить. А у нас ведь как даже, почему подтягивают Хаттаба к подрыву домов в Москве, якобы нашли тетрадь, где инструкция, куда закладывать взрывчатку, чтобы подорвать дом. Но не тех домов, которые в Москве и не тех, которые в Байнакске или Волгодонске, а совершенно других. И вот притягивают косвенно, что у них есть схема, как подрывать якобы эти дома. Точно так же по поводу финансирования. Кроме того, еще в 95 году, я сам был сотрудник органов безопасности, была информация, что да, действительно якобы там готовят частные лица наемников из Иордании. Тогда сказали: бред, как из Иордании на нашу территорию? Но они же потом оказались. Почему не работали. Тоже заинтересованы довести до тех пор, пока они здесь окажутся и кто они такие.
И еще одна ситуация. Дело в том, что по тем группам, которые там работали, обязательно везде вырисовывалась группировка, как Гончаров назвал бандитская, и за ней стоили обязательно кто-то из офицеров ФСБ высокопоставленных при должности. То ли они там кормились, то ли еще какие-то цели преследовали - это предмет отдельных разбирательств. Но всегда такая увязка шла. Это говорит о том, что нередко использовали лиц для совершения той или иной акции, они шли втемную, считали, что они одни цели выполняют, а на самом деле они выполняли совершенно иные цели. Так что в этой части нужны конкретные доказательства. Тем более, что возможности получения есть. Я сам, поскольку в свое время возглавлял группу по обезвреживанию лиц, совершавших подрывы на юге России и в метро в Баку, я знаю, что на все нам понадобилось не больше 14 дней, даже 10 дней, по-моему, и взрывчатка была обнаружена, и показания получены, и все лица были арестованы. То есть это не так сложно расследовать, если к этому приложить усилия и если это будет профессиональный подход. Если заинтересованность именно в раскрытии истины, а не сокрытии ее путем убийства уже обезвреженных, путем непродуманной стрельбы, путем засекречивания информации и тому подобного. Наоборот говорят, что нельзя писать о таких делах, показывать методы. Да не методы показывают, а наоборот люди будут обращать внимание и будут сами бороться с предотвращением таких моментов. А тут непонятно, на кого рассчитано, словно люди не думающие животные, от них все скрыть, а там, что творится – это наше дело.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Вот вы сказали, что заинтересовались тем, кому был нужен ваш арест. Я думаю, что все это кампанейщина. Всем известно, что Нургалиев выступил по борьбе с коррупцией, активизировать это дело. Нужно отсветиться было перед кем-то, перед начальством, может быть перед президентом или перед еще что-нибудь. Мне кажется, это кампанейщина.

Владимир Кара-Мурза: Нет, у нашего гостя более сложная судьба. Его один раз отпустили, он у нас участвовал в передаче в августе 2005 года, а потом через две недели опять арестовали.

Михаил Трепашкин: Во-первых, я не был сотрудником, поэтому кампанейщины какой-либо не могло быть. Я уволился в 2007 году после конфликта с Патрушевым и бывшим директором ФСБ Ковалевым, опять же у нас не сошелся подход в борьбе с террористами и некоторыми другими моментами. Поэтому с 97 года не работал и не имел никакого отношения к органам госбезопасности. То, что мне в 2001-2201 году вменили разглашение гостайны, я ею никогда не владел, у меня даже допуска не было к гостайне не было никогда, даже когда работал в ФСБ. У меня был допуск по форме № 2 – это сведения, не составляющие государственную тайну, то есть их разглашение не может причинить ущерб безопасности России. Кроме того, дело в том, чтобы меня убрать, мне вменили те сведения, которые вообще не относятся к Российской Федерации - это сведения другого государства, то есть ни к архивам, ни к органам и так далее, только бы удерживать под стражей. И еще один момент. Везде проскочило, что Трепашкин копировал секретные документы, которые хранил у себя дома. Однако у таких документов не обнаружено. Те документы, в которых обнаружена гостайна и которые я якобы разгласил, их представил полковник ФСБ Шабалин, заявив следователю, что якобы я передал ему на хранение после обыска. С чего мне передавать Шабалину, сами понимаете, смысла никакого нет. Просто взял из оперативных материалов и принес, тем более, они не составляли гостайны - это обычная информация, связанная с борьбой с организованными преступными группировками, и притом старые годы.

Владимир Кара-Мурза: Олег Калугин, бывший генерал КГБ, бывший народный депутат СССР, ныне политэмигрант, уверен, что идеологи террора до сих пор не успокоились.

Олег Калугин: Я думаю, что есть людей в Москве, в частности, которые заинтересованы в том, чтобы эта кампания террора и запугивания российского народа не прекращалась. И конечно, проще всего это списывать на чеченцев. Но это могут быть и провокаторы, которые заинтересованы в дестабилизации внутреннего положения в России. Из тех, кто недоволен нынешним положением дел в России, я имею в виду в политическом отношении, это люди, которые относятся с доверием, но считают, что он не пошел достаточно далеко, с доверием я имею в виду по отношению к нынешнему премьер-министру Путину, потому что Медведев у нас скорее фигура для фасада. Вот эти люди как раз и заинтересованы в продолжении напряженности.

Михаил Трепашкин: В мутной воде рыбку сложно ловить. Отвлечь людей на какие-то проблемы, на какие-то события, чтобы самим в это время строить вертикаль власти и творить другие дела, отдавать острова без референдума.

Владимир Кара-Мурза: Вас насильственно изолировали на четыре года, пытаясь вас исключить из процесса. Вы теперь уже вернулись. Как по-вашему, есть ли смысл продолжать защиту интересов пострадавших на улице Гурьянова?

Михаил Трепашкин: В любом случае есть. Другое дело, что ситуация по-прежнему не изменилась, свидетели будут бояться являться в суд. И новые обстоятельства, которые можно будет придать огласке для того, чтобы открыть новые обстоятельства, затруднительно найти. Поскольку те же лица находятся у власти, и они опять будут всячески препятствовать, я могу опять оказаться там же. Но надо все равно добиваться истины, пока она окончательно не умерла и не засохла. Я понимаю, что есть такой тактический прием, когда начинают докапываться или обращать внимание на одно, нужно другое событие сделать. Почему идет цепь – это для того, чтобы отвлечь от одного на второе. Когда цепь, уже перестают обращать внимание и перестают докапываться до истины.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Кемеровской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, хочу выразить мужеством вам, гостю, то, что вы перенесли, то, что вы выстрадали, во-первых, для России. Хотел сказать, что все-таки, я думаю, мы дождемся когда наступит время, когда те, кто это сделал, ответят. Я думаю, что они и уходить не хотят со сцены политической, потому что боятся, что за это им будет расплата.

Михаил Трепашкин: Я хотел добавить немножко. Мало кто обратил внимание, что накануне этих событий в городе Москве в апреле 98 года была первая пресс-конференция сотрудников ФСБ, а 17 ноября 98 года была вторая в «Интерфаксе», где они открыто высказывали, что в ФСБ существует созданное подразделение по внесудебным расправам, открыто творящее преступления - это похищения, вплоть до убийства. Поэтому, когда возникает вопрос, а могли ли вообще сотрудники ФСБ такое вытворить или хотя бы причастны к таким зверским преступлениям. Убивают людей, если существует такое подразделение по внесудебным расправам, то почему не могли здесь. Такое дополнение к вопросу.

Владимир Кара-Мурза: Мы помним, что официальные подозреваемые в убийстве Дмитрия Холодова были сотрудники силовых спецслужб, и никого это не удивляло. Слушаем москвича Николая.

Слушатель: Доброй ночи. Мы недавно отметили флаг наш, и мы смотрим, как наша прыгунья в высоту с шестом переворачивает флаг, она не понимает. Я хотел бы напомнить, что наш флаг красный, голубой, белый, то есть КГБ. И когда сейчас дума меняет герб, ей не нравится, нужно новый за пять миллионов долларов повесить. Двуглавый орел, я хотел бы сказать, что он не двуглавый - он трехглавый, вы видите, огромная корона висит – это третья невидимая голова.

Владимир Кара-Мурза: Ощущаете ли вы до сих противодействие всем, кто расследует обстоятельства терактов и взрывов домов в сентябре 99 года?

Михаил Трепашкин: Я в последнее время не участвовал в делах даже как защитник, связанных с террористическими актами, немножко другая стезя, так получилось по целому ряду причин. Поэтому я сейчас не могу сказать. Как сторонний наблюдатель со стороны вижу, что, конечно, большинство не раскрывается, везде возникает много вопросов. Взять такой, я немножко возьмусь других - убийство Политковской, дело, связанное с генералом Бульбой, везде какие-то подтяжки, нет объективности. Это говорит о том, что либо профессионализма нет, либо что-то такое. При таком подходе расследовать серьезные террористические акты невозможно. Либо, еще раз, невозможно по профессиональному, как сейчас сложилось, и такое тоже не исключено, либо просто нет желания.

Владимир Кара-Мурза: Связываете ли вы устранение Александра Литвиненко с тем, что он как раз до последнего вздоха пытался найти истину?

Михаил Трепашкин: Да, он пытался найти истину, но, к сожалению, вынужден был эмигрировать, а там информации той нет для того, чтобы давать полный анализ и более объективный анализ, что творится внутри. Поэтому, конечно, он сделал очень много, он дал направление, поднял направление, много на что обратил внимания общественности, граждан и так далее. Но тем не менее, он не мог до конца все раскрыть, находясь за границей.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.

Слушатель: Добрый вечер. Я в первую очередь хочу выразить свое восхищение и уважение к товарищу Трепашкину за то, что он действительно пострадал за интересы российских людей и, как говорится, подставил свою голову под удар сильнейшей структуры. Спасибо вам большое. А второе, что хочу сказать, что мало-мальски грамотные и интеллектуальные люди понимают, чьих это рук дело. Просто действительно у нас народ затюканный, забитый, молчаливый и принимает эту официальную информацию как должное. Спасибо за внимание. Еще раз выражаю признательность и восторг товарищу Трепашкину.

Михаил Трепашкин: Вам спасибо.

Владимир Кара-Мурза: А что вас настораживало в официальной версии учений в Рязани, как профессионала? Могут ли в учении использоваться подлинные детонаторы хотя бы, не говоря уже про гексоген?

Михаил Трепашкин: Я бы больше на другое обратил внимание. Сами представьте обстановку: совершаются подрывы, ко всем сильное внимание и вдруг проводят учение. Да попадись нормальное подразделение, они могли, застав на месте совершения этих деяний этих лиц, кто закладывал муляж, скажем, проводились эти учения, они могли расстрелять. То есть я считаю, что даже по таким логическим моментам этого не могло быть, в таких ситуациях учения не проводятся, именно в таком русле, они проводятся в другом, более информационном. Методика, признаки как бороться и так далее, но не подкладка взрывных устройств. Во-вторых, сам по себе факт задержания тех, кто подкладывал, очень интересен. В-третьих, те предметы, которые использовались в качестве механизма подрыва, они говорят, что, конечно, там скорее всего должен был прозвучать взрыв. Я Рязань очень глубоко не трогаю, потому что есть те, кто занимается исследованием тех событий. Я в основном как представитель потерпевших сестер Морозовых занимался именно подрывом дома 19 по улице Гурьянова.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, возможно ли в новых условиях, спустя 10 лет, возобновление работы общественной комиссии Сергея Ковалева по расследованию взрывов домов в Москве?

Михаил Трепашкин: Пока нет. Никто не поддержит, свидетели запуганы по-прежнему, тем более многие свидетели при должностях высоких еще. Моральный облик сохранился, внутри они выполняют свою работу, но тем не менее, они не смогут выполнять свой гражданский долг, смело высказать, потому что знают, что это будут преследования их самих, преследования семей, не говоря уже о том, что они сразу лишатся работы, неизвестно, что с ними будет. К сожалению, у нас такая обстановка сейчас в стране существует, и ни один суд не защитит, потому что суды практически превратились в административные органы, выполняющие волю власти.

Владимир Кара-Мурза: Ожидаете ли вы на следующей неделе нового витка промывания мозгов российским радиослушателям и телезрителям? Уже намечены фильмы и передачи, посвященные 10-летию, 8-9 будет 10-летие улицы Гурьянова, 13-го Каширского шоссе, 16-го Волгодонска.

Михаил Трепашкин: Да, я думаю, что это обязательно будет, будут даны какие-то дополнительные факты. Но опять же я абсолютно убежден, будет косвенная подтяжка наподобие того, что обнаружили съему, как закладывается взрывчатка под дом, подтянут, что под московские дома и тому подобное. Обязательно это будет. Тем более, надо сказать, на определенных участках вполне искренне работают, хотя в целом схема направлена в совершенно другое русло и на то, чтобы эти все дела скрыть – это у меня твердое убеждение. У меня свой горький опыт.

0

23

Чума для всего мира: США - это “несостоявшееся государство” ("Global Research", Канада)
Интервью с д-ром Полом Крэйгом Робертсом, бывшим помощником министра финансов, редактором газеты Wall Street Journal, профессором политэкономики в Центре стратегических и международных исследований Джорджтауновского университета.

- Д-р Робертс, сегодня США считаются самым успешным государством мира. В чем секрет американского успеха?

- В пропаганде. Если говорить по правде, США - это несостоявшееся государство. Мы поговорим об этом позже. США обязаны своим образом успеха (1) огромным пространствам и природным ископаемым, которые США “освободили” насильственным образом от их коренных обитателей, (2) европейскому, и, в особенности, британскому саморазрушению в ходе Первой и Второй мировых войн и (3) экономическому уничтожению России и большинства стран Азии от коммунизма или социализма.

После Второй мировой войны США забрали у Великобритании роль страны, выпускающей резервную валюту. Это превратило доллар США в мировую валюту и позволило США оплачивать счета за импорт в своей собственной валюте. Уничтожение других индустриализованных стран в ходе Второй мировой войны сделало США единственной страной, способной поставлять продукцию на мировые рынки. Эта историческая случайность создала у американцев ощущение, будто они являются избранным народом. Сегодня милитаристские неоконсерваторы говорят о Соединенных Штатах, как о “незаменимом государстве”. Другими словами, американцы превыше всех, кроме, конечно же, израильтян.

В глазах американцев расплывчатая “террористическая угроза”, являющаяся креатурой из собственного правительства, - это достаточное обоснование для ничем неприкрытой агрессии против мусульманских народов и стремления к мировой гегемонии.

Это высокомерное отношение объясняет, почему большинство американцев не чувствуют никаких угрызений совести по поводу более чем миллиона убитых иракцев и еще четырех миллионов иракцев, вынужденных покинуть свои дома в результате американского вторжения и оккупации, которые базировались исключительно на лжи и обмане. Это объясняет, почему большинство американцев не чувствуют угрызений совести по поводу бесчетного числа афганцев, бесцеремонно убитых американскими военными, или по поводу гражданского населения Пакистана, гибнущего в ходе атак беспилотников от рук “солдат”, сидящих перед видеомониторами. Это объясняет, почему американцы не возмущаются, когда израильтяне наносят удары по гражданскому населению Ливана и Газы. Никто в мире не поверит, что последний варварский акт Израиля, убийственная атака на международную флотилию, везущую помощь в Газу, не была предварительно одобрена США.

- Вы сказали, что США - недееспособное государство. Как так может быть? Что Вы имеете в виду?

- Война с террором, изобретенная режимом Джорджа У. Буша и Дика Чейни, уничтожила Конституцию США и гражданские свободы, воплощенные в ней. Билль о правах был лишен содержания. Режим Обамы официально оформил нападение Буша/Чейни на американскую свободу. Сегодня, у американца нет прав, если его или ее обвинили в “террористической” деятельности. Режим Обамы расширил туманное определение “террористической деятельности”, чтобы включить в нее “внутренний экстремизм”, который является еще одной неопределенной и туманной категорией, остающейся на усмотрении правительства. Короче говоря, “террорист” или “внутренний экстремист” - это любой, кто расходится во мнениях с политикой или действиями, которые правительство США считает необходимыми для своих планов мировой гегемонии.

В отличие от некоторых стран, США - это не этническая группа. Это сборище различных людей, объединенных Конституцией. Когда Конституция была уничтожена, США перестали существовать. Сегодня существуют центры власти, не несущие ни перед кем ответственности. Выборы ничего не значат, так как обе партии зависят от одних и тех же влиятельных групп  с особыми интересами, получая от них деньги на проведение избирательных кампаний. Самые влиятельные группы с особыми интересами - это ВПК и комплекс госбезопасности, в который входят Пентагон, ЦРУ и обслуживающие их корпорации, Американско-Израильский комитет по общественным связям, нефтепромышленность, уничтожающая Мексиканский залив, Уолл-стрит (инвестиционные банки и хеджевые фонды), страховые компании, фармацевтические компании и сельскохозяйственные компании, производящие еду сомнительного содержания.

Эти корпорации образуют олигархию, которую нельзя сместить с помощью голосования. С тех пор как “глобализм” был установлен в законодательном порядке, демократы зависят от тех же корпоративных источников дохода, что и республиканцы, потому что глобализм уничтожил профсоюзы. Следовательно, между республиканцами и демократами нет никакой разницы или, по крайней мере, никакой значимой разницы.

“Война с террором” стала завершающим штрихом в конституционном/правовом провале США. США также потерпели экономический провал. Под давлением Уолл-стрит, стремящейся к краткосрочным прибылям, американские корпорации перенесли свое производство за рубеж. В  результате американский ВВП и миллионы хорошо оплачиваемых американских рабочих мест были перенесены в другие страны, такие как Китай и Индия, где труд и профессиональная квалификация стоят дешево. Эта практика продолжается с 1990-го года. 

После 20 лет оффшорного производства, уничтожившего американские рабочие места, а также федеральную, штатную и местную налоговую базу, уровень безработицы в США, если измерять его с использованием правительственной методологии, использовавшейся в 1980-м году, превышает 20 процентов. Лестницы для восхождения в социальной иерархии были разобраны. Миллионы молодых американцев с высшим образованием работают официантками и барменами. Число иностранных студентов в университетах США растет с каждым годом, в то время как американское население обнаруживает, что университетский диплом сводится на нет выводом за рубеж рабочих мест, на которые могли бы претендовать выпускники.

Когда выведенное за рубеж американское производство возвращается в США в виде импорта, торговый баланс ухудшается. Иностранцы используют свои избытки долларов для покупки существующих американских активов.
Следовательно, дивиденды, проценты, прибыль на капитал, сборы за пользование платными дорогами, арендная плата и прибыли уплывают сегодня за рубеж к иностранным владельцам, тем самым усиливая давление на доллар США. США удавалось выдержать растущие требования иностранцев, потому то доллар США является резервной валютой. Однако большие бюджетные и внешнеторговые дефициты США окажут на доллар давление, которое станет слишком сильным, чтобы доллар и дальше мог играть эту роль. Когда доллар ослабеет, население США будет разорено.

США находятся в глубоком долгу - и это касается как правительства, так и граждан. За последнее десятилетие доходы семей не росли. Экономика США поддерживается расширением потребительских кредитов и задолженности по ним. Сегодня потребители настолько обременены долгами, что больше не могут уже брать взаймы. Это означает, что главная движущая сила экономики США, потребительский спрос, больше не может расти. Так как потребительский спрос составляет 70 процентов экономики, когда потребительский спрос не может расти, экономика не может восстановиться.

Кроме того, США - это недееспособное государство, потому что корпорации или правительство на любом уровне не подотчетны народу. Компания British Petroleum уничтожает Мексиканский залив. Правительство США не сделало ничего. Реакция режима Обамы на этот кризис более безответственна, чем реакция режима Буша на ураган “Катрина”. Водно-болотные угодья и рыбные места уничтожаются нерегулируемой капиталистической жадностью и правительством, относящимся к окружающей среде с презрением. Туристическая экономика Флориды уничтожается. Внешние затраты бурения в глубоких водах превышают чистую стоимость активов нефтяной промышленность. В результате несостоятельности американского государства, нефтяная промышленность уничтожает одну из самых ценных экосистем мира.

- Что можно сделать?

- Американский народ потерялся в стране грез. Он понятия не имеет, что лишился своих гражданских свобод. Люди лишь постепенно узнают, что их экономическое будущее в опасности. Они практически не знают о растущей ненависти, которую мир испытывает к американцам за их уничтожение других народов. Короче говоря, американцы думают только о себе. Они понятия не имеют о катастрофах, к которым привело их невежество и бесчеловечность. 

Большинство людей, глядя на страну, которая кажется одновременно глупой и жестокой, удивляются превосходному самомнению американцев. Является ли Америка добродетельным “незаменимым государством” из неоконсервативной пропаганды или чумой для всего мира?

Предупреждение: Взгляды, выраженные в этой статье, являются исключительной ответственностью автора и необязательно отражают мнения Центра исследований глобализации (Centre for Research on Globalization). Автор несет исключительную ответственность за содержание этой статьи. Центр исследований глобализации не несет никакой ответственность за любые неточные или неверные заявления, содержащиеся в этой статье.

0


Вы здесь » Армрестлинг » Новый форум » Политика еврейский вопрос. Статьи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC